Главная » Анонсы » И. Н. Заволоко. Богу и людям служил…
Заволоко

И. Н. Заволоко. Богу и людям служил…

5 (100%) 4 votes

17 декабря 2017 года исполняется 120 лет со дня рождения Ивана Никифоровича Заволоко. Не один раз удалось услышать из уст местной интеллигенции недоуменный вопрос: “А кто он такой, что представлял собой?..”  Поистине нет пророка в отечестве своем. Начнем ответ со словесного портрета. “На широкую грудь Заволоко ниспадала дремучая седая борода, а на румяном лице не было и морщинки. Он опирался на костыли, одна нога у него отнята выше колена.”  Так описывал одного из героев своей документальной повести, или, как назвал ее автор, археографической повести известный русский писатель Д. Жуков. В центре повести судьба крупнейшего собирателя древнерусских рукописей, создателя Древлехранилища Пушкинского дома В. И. Малышева. Уроженец Режицы, И. Н. Заволоко на протяжении семнадцати лет был его добрым знакомым, другом и сподвижником, много сделал для пополнения этой сокровищницы культурных раритетов, оставил ей в наследие целый рукописный фонд.

Свело, а затем и сблизило двух великих книжников одно из прекраснейших творений древнерусской литературы, вошедшее ныне во все хрестоматии, – “Слово о погибели Русской земли”, звучащее восторженным гимном  многострадальной Родине: “О светло светлая и украсно украшенная земля Русская…” Второй по счету из известных списков “Слова…” обнаружил в библиотеке Гребенщиковской старообрядческой общины в Риге И. Н. Заволоко еще в довоенное время. Тогда же он сообщил о своей находке в книге “Русские в Латвии” и собирался издать слово в Париже с иллюстрациями художника Стеллецкого, но на это попросту не хватило денег. А потом наступили лихие окаянные дни в времена, надолго оторвавшие латвийского археографа  и от науки, и от Родины. Уже после войны, В.И. Малышев, тогда офицер запасного стрелкового полка, самоотверженно совмещавший армейскую службу с археографическими изысканиями, наткнулся на список “Слова…”, знакомясь с собранием книг в Гребенщиковской общине. Сразу же он заметил разночтения с имевшимся в распоряжении ученых списком. Заботясь о том, чтобы ввести рукопись в научное пользование, сберечь ее для потомков, “изъял” список и опубликовал его. Впоследствии выяснилось, что в том же году подобная публикация появилась за рубежом во Франции ( на основании фотокопии, посланной Заволоко туда еще до войны). Это побудило Малышева начать поиск первооткрывателя рукописи. Достоинство и добросовестность ученого требовали восстановить приоритет незаслуженно забытого исследователя.

Заволоко

Как “Слово…” попало в Ригу? По предположениям самого Заволоко, сборник находился там с первого дня существования общины, с XVIII века. Адрес находки вовсе не случаен. Наряду с Русским Севером Латвия и – шире – Прибалтика, включая Эстонское Причудье и часть Литвы, – главные местообиталища русских древностей – икон и рукописей.

На след И. Н. Заволок Малышева натолкнул один из рижан, которому он посылал письма с цель. узнать о том. Иван Никифорович работал тогда лаборантом в сибирском селе Северном, куда попал не по доброй воле, а в качестве ссыльного поселенца. Но перед этим в жизни Заволоко был большой и плодотворный отрезок жизни, связанный с родной ему Латгалией. Родился он в Резекне, в старообрядческой семье, после того как родители разошлись некоторое время жил у бабушки в Двинске, затем с матерью в Риге. Благодаря своим способностям “выбился в люди”, закончил Карлов университет в Праге со степенью кандидата права. Вернувшись на Родину стал преподавателем.

Фото: http://mu-pankratov.livejournal.com
Фото: http://mu-pankratov.livejournal.com

Но широкую известность получил прежде всего как выдающийся русский просветитель в тогдашней Латвийской Республике. Он сколотил “Кружок Ревнителей Старины”, создал хор старинной русской песни, проводил концерты самого старинного на Руси “Знаменного” пения, устраивал вечера памяти корифеев русской культуры, выставки народных костюмов, древних икон, предметов старинного быта, старопечатных рукописных книг, редактировал журнал “Родная старина”…

Заволоко

Эта многообразная просветительская работа была прервана 1940 годом. За свою приверженность старорусской культуре Иван Никифорович был наказан семнадцатью годами сталинских лагерей и сибирской ссылкой. Там и потерял на лесоповале ногу.

Заволоко

В. И. Малышев сперва переписывался с Заволоко, а потом, когда тот вернулся из ссылки в Ригу, встретился с ним и предложил сотрудничать с Пушкинским домом, участвовать в археографических экспедициях. Из этих ближних и дальних поездок Иван Никифорович привез сотни ценнейших рукописей, тысячи метров магнитофонной пленки с записями старинных песен. Старообрядческое происхождение ученого открывало перед ним двери во многих домах ревнителей старой веры.

Заволоко

Однако самая удивительная находка ждала его, как ни странно, в Москве, при посещении конторы старообрядцев на Преображенском кладбище. Там ему подарили небольшую книгу в переплете из еловых досок, обтянутых оленьей кожей. Оказалось, она из собрания известной дореволюционной собирательницы икон и рукописей, жены милионщика – старообрядца, А. В. Мараевой. Начиналась она “Поучениями Дорофея” (что отнюдь не уникум). Но дальше… Всматриваясь в старинный почерк и текст, Заволоко понял, что он пороге чудо- открытия.

Из письма И. Н. Заволоко В. И. Малышеву 28 ноября 1967 года:

” (…) Самое главное – это то, что я нашел автограф “Жития “ Аввакума. Это еще до сих пор не известная науке редакция. “В”(!) не список, а автограф (…). Водяные знаки и палеографические данные – все говорит, что вновь открытый “Пустозерский сборник”относится ко второй половине XVII века(…).

Я очень рад тому обстоятельству, что судьба улыбнулась мне (не тщеславие говорит во мне)- я рад, что сделаю свой вклад в науку (…). Я буду счастлив, если моя “лебединая песнь” оставит светлый след.”

Надо, видимо напомнить, нашим не искушенный в культуре современникам, что автор “Жития” Протопоп Аввакум Петров – духовный глава старообрядчества в пору церковного раскола, сожженный в Пустозерске  “за великие на царский дом хулы”.  А еще великий русский писатель семнадцатого века, литературным даром и живым, пламенным языком которого восхищались Тургенев, Достоевский, Толстой, Горький.

П. М. Софронов, Г. Е. Фролов и И. Н. Заволоко среди жительниц деревни Раюши (Эстония). 1928 (?). Собрание К. Белоглазова (Рига).
П. М. Софронов, Г. Е. Фролов и И. Н. Заволоко среди жительниц деревни Раюши (Эстония). 1928 (?). Собрание К. Белоглазова (Рига).

Об обстоятельствах передачи автографа “Жития” в Пушкинский дом, рассказывает в своей повести Д. Жуков так: ” Владимир Иванович возбужден и начинает с конца: ” Я его сразу в сейф. Спать перестал. Ведь этой книге цены нет. Понимаете- одна! Одна- единственная! Прикинули мы и оценили очень скромно. В четыре тысячи рублей. Больше у нас и не было. Правда. я президиуме Академии наук заручился обещанием, что нам на покупку еще четыре тысячи добавят. Ну, а Ивану Никифоровичу говорю: ” Не мучьменя, говори – сколько хочешь?”  А он подарил. У него пенсия крохотная…От восьми тысяч отказался. Подарил…” Ибо как писал сам Заволоко, “он решил твердо- рукопись должна принадлежать науке.”

Заволоко

В быту Иван Никифорович вел себя очень скромно и неприхотливо, даже аскетически. Лично знавший его наставник 1-й Даугавпилсской старообрядческой общины А. Н. Жилко вспоминает: ” Служа Богу и людям, он всю жизнь пробыл безбрачным. День начина с молитв. Занимался всем, что нужно по дому и что было самому по душе, в том числе пчеловодством. Мяса почти не ел, немного лишь на Пасху. Первые три дня Великого поста не принимал никакой пищи, пил только укропную воду…”

Заволоко

Но зато ему были хорошо ведомы другие “пиршества”- разума и духа. Бегавший в детстве по двинским улицам, этот замечательный человек – ученый, историк, литератор, неутомимый исследователь древнерусской литературы, собиратель произведений русской старины, церковный деятель- влспитатель молодежи – навечно оставил свое имя в истории мировой культуры. Это и есть ответ на вопрос, кто такой наш земляк Иван Никифорович Заволоко.

Фото: http://mu-pankratov.livejournal.com

Э. Б, Мекш. А. С. Соловьев.

“Динабург” NN 162-163, 27 мая 1997 года, стр 3

“Панорама Резекне” N43 (246) 24.X.97 – 30.X/97

Материал по теме:

Пимен Софронов величайший старообрядческий иконописец XX столетия…

пимен сафронов

 

Читайте также

при

«Зря вы думали, что мы нелюдимые»: как живет большая старообрядческая община на Урале

5 (100%) 11 votes Журналисты E1.RU побывали у потомков русских староверов в селе Пристань — ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *