Главная » Анонсы » История архитектуры православного храма. Старообрядческий взгляд
тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма

История архитектуры православного храма. Старообрядческий взгляд

5 (100%) 3 votes

В Москве завершилась выставка “Канон и вне канона”, посвященная архитектуре современного храмостроительства. По этому поводу мы дублируем перепесатанную ранее зарисовку о новых веяних в этой области от современных архитекторов и крайне познавательную статью об истории старообрядческого храмостроения  из журнала «Неопалимая Купина». Сам журнал, который стал прообразом сайта «Старообрядческая Мысль», можно скачать в конце статьи: это был один из самых удачных наших номеров!

тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма


АКТУАЛЬНО ПО ТЕМЕ

Сайт STAROVE.RU предлагает ознакомиться с прогрессивным взглядом на будущее православной архитектуры.

Критиковать не станем: на вкус и цвет товарищей нет. Есть только один вопрос: действительно ли пытались ли эти молодые авторы осознать символизм такого рода строений, был ли проведён исторический анализ, или работы велись в предположении, что всё новое – лучше старой рухляди? Однако, в любом случае, творчество и эксперименты – свидетельство жизни, и куда лучше бездумного копирования чужих идей.

ВНИМАНИЕ! В конце данной заметки приводим не публиковавшуюся ранее статью из журнала «Неопалимая Купина», который издавался Отделом по делам молодёжи РПСЦ. В ней подробно и доходчиво рассказывается, как возникла православная архитектура, и какое место в ней занимает архитектура старообрядческая.

История старообрядческого храмостроения, архитектура православных храмов, как надо строить церкви, правила архитектуры культовых зданий

Сайт bigpicture.ru и сайт Квадратура Круга публикует видение молодых архитекторов на православные каноны зодчества с точки зрения XXI века.

20 декабря Союз архитекторов России подведет итоги конкурса “Современное архитектурное решение образа русского православного храма”. На идеи некоторых молодых архитекторов, принявших участие в конкурсе, можно взглянуть уже сегодня.

Архитекторы Даниил Макаров и Иван Земляков занимаются как реставрацией храмов, так и их проектированием в товариществе реставраторов “Мастерские Андрея Анисимова”. Как рассказывает о проектах молодых людей “Московский комсомолец” (в статье, которую STAROVE.RU не удалось найти на сайте «МК»), они минималистичны по форме, в них отсутствует вычурное богатое убранство.

1. Храм Петра и Павла.

тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма

По задумке архитекторов, в окружении простых форм, однотонных стен и небольшого количества архитектурных деталей посетитель храма попадает в “информационную пустоту”.

Храм сошествия Святого Духа.

тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма

“Именно такая церковь и сможет лечить души уставших от мирских забот прихожан”, – считают современные зодчие. Однако никакого авангарда и экстрима в этих проектах нет. Каждая концепция создавалась на основе существующих православных канонов.

Церковно-молодежный центр.

тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма

Практически все проекты авторов предполагают строительство православных храмов с учетом привычных для XXI века конструкций, форм и внешнего вида зданий.

Проект деревянного храма, Четырехстолпный храм

тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма

Также архитекторы разработали вариант нового деревянного приходского храма для северных регионов России. В таком храме главную роль будет играть… свет. Войдя в храм, посетитель попадает сначала в темное помещение, а затем переходит в более просторное и светлое. Таким образом, прихожанин в церкви как будто движется от тьмы к свету.

Проект подворья Валаамского монастыря на Левашовском кладбище.

тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма

Проект подворья Валаамского монастыря на Левашовском кладбище., Часовня в деревне Ефимово.

 Даниил Макаров предлагает концепцию проекта сельской часовни-трансформера. “Архитектор задумал спроектировать часовню, которая сможет вместить большое количество людей, но при этом прихожане не будут толпиться у входа, пытаясь протиснуться в узкие двери, – рассказывает “МК”. – Нижняя часть часовни состоит из деревянных панелей, которые в зависимости от ситуации можно раскрывать. В закрытом виде они образуют сплошную стену, защищая здание от нежданных визитов воров”.

Клетской деревянный храм, Часовня на о.Валаам.

тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма

После объявления результатов конкурса “Современное архитектурное решение образа русского православного храма” лучшие проекты организаторы передадут в Московскую патриархию. Ну а православному духовенству и прихожанам предстоит решить, к каким архитектурным новациям общество готово уже сегодня.

Источник: bigpicture.ru и Квадратура Круга

*****

Rogojskoe-4245452_large

 

Дабы переварить культурный шок от увиденного, предлагаем читателям нашего сайта ценнейший материал от нашего прихожанина, художника и архитектора Николы Фризина. Данная статья была написана им в 2009 году специально для журнала «Неопалимая Купина», который издавался инициативной группой рогожских прихожан в рамках Отдела по делам молодёжи РПСЦ.

Журнал РПСЦ Неопалимая Купина, 2009, № 2 (3)Пути старообрядческого храмостроительства

Никола Фризин

 

Каждый читатель знает, что христианский храм — дом молитвы и дом Божий. Но каждый ли может сказать, почему храм имеет такой вид, и как старообрядческий храм должен выглядеть в идеале?

На всем протяжении христианской истории храмовая архитектура хотя и существовала, но не была регламентирована в строгих канонах, как это случилось с богослужением, гимнографией, иконописью. Архитектура изначально как бы «выпала» из канонического поля. Она не определялась сложной системой правил и канонов.

С момента возникновения старообрядчества по конец XIX века собственно старообрядческой архитектуры не было потому, что не было и нужды в какой-то особой правильности архитектуры. Немногие требования общего характера предъявлялись только к внутренней структуре храма, росписям и иконам. Однако же, есть что-то неуловимое в старообрядческих храмах, отличающее их от любого другого…

В предлагаемой статье автор рассматривает наследие старообрядчества в области храмостроения XVII–XIX веков и перспективы его развития в наше время. Интересно, что и цитаты исследователей храмоздания автор дает именно из XX века.

И развитие «исторического стиля» приходится на XX век, и расцвет старообрядческого храмостроительства пришелся именно на XX век. То есть только последние 100 – 170 (со времен эклектики) лет встала проблема идентичности русской храмовой архитектуры вообще — даже в сообществе архитекторов. Старообрядцы же эту проблему восприняли только после появления возможности строительства храмов в начале XX века. Точки восприятия традиции в начале XX века очень хорошо освещены автором.
Будет ли принята традиция, начатая сто лет назад, или храмоздание вернется к первоначальному равнодушию? Скорее будет и то, и другое.

А. Васильев

Никола ФризенВ последние 15-20 лет, впервые после 1917 года, староверы получили возможность строить храмы. Храмостроение это не велико, немногие общины могут позволить себе такое дорогостоящее дело. Однако же некоторые храмы построены и наверняка будут строиться еще. В надежде на появление новых старообрядческих храмов можно задаться вопросом: какими должны быть современные храмы, как они соотносятся со староверской и древнерусской традицией. Для осмысления этого полезно оглянуться назад, посмотреть, что унаследовали современные древлеправославные христиане от своих предков XVII–XIX веков, что – от дораскольного периода, и в чем, собственно, выражается это наследие.

В Византии, из которой пришло христианство на Русь, был создан совершенный храмовый интерьер, идеально подходящий для молитвы и богослужения. Основной тип храма, центрический, крестово-купольный, имел глубокое символическое и богословское значение, максимально соответствовал особенностям совершаемого в нем таинства Литургии.

В любом храме пространство, созданное архитектором, диктует находящемуся в нем человеку определенный образ действий. Основной пространственный мотив центрического византийского и древнерусского храма – предстояние. Православному богослужению и самой вере более всего соответствует именно центрический храм.

Выдающийся искусствовед А.И. Комеч писал о византийских крестово-купольных храмах: «Вошедший в храм, сделав несколько шагов, останавливается, не будучи чем-либо побуждаем к реальному движению. Лишь взгляд прослеживает бесконечное перетекание криволинейных форм и поверхностей, идущее по вертикали (направление не доступное реальному движению). Переход к созерцанию есть существеннейший момент византийского пути к познанию». Византийский храмовый интерьер несет идею вечности и неизменности, он совершенен и строг. Здесь нет развития во времени или пространстве, оно преодолено чувством свершения, достижения, пребывания.

В Византии был создан совершенный храмовый интерьер, идеально подходящий для молитвы и богослужения. Основной тип храма, центрический, крестово-купольный, максимально соответствовал особенностям совершаемого в нем таинства Литургии Интерьер храма святой Софии в Констинтинополе
В Византии был создан совершенный храмовый интерьер, идеально подходящий для молитвы и богослужения. Основной тип храма, центрический, крестово-купольный, максимально соответствовал особенностям совершаемого в нем таинства Литургии
Интерьер храма святой Софии в Констинтинополе (ныне – Стамбул)

В таком храме христианин стоит на молитве, как свеча перед образом. Каждый молящийся никуда не движется, а предстоит Богу. Храм – земное небо, средоточие вселенной. Храмовое пространство останавливает молящегося, выводит из суетного, куда-то рвущегося и бегущего мира повседневности, переводит его в идеальное состояние небесного покоя. В каком бы месте такого храма не стоял человек, пространство «центрирует» его, он оказывается в центре Вселенной и предстоит Богу. Предстоит сам, и сам слушает слово Божие, и сам обращается в Нему в молитве (хотя и находится при этом среди таких же молящихся и молится вместе с ними). В некоторых храмах пространство даже «сжимает» со всех сторон человека, не дает ему шевельнуться, полностью сосредотачивая его ум на созерцание горнего мира, вызывает чувство благоговения и трепет души, человек почти физически переживает пребывание в доме Божием. Храм, человек и молитва пребывают в удивительной гармонии. Можно сказать, что храмовое пространство формируется молитвой, и наоборот, оно само определяет характер этой молитвы и весь образ действий молящегося.

Таков идеал храма, который дала Византия и Древняя Русь. Характеру богослужения в нем максимально отвечают архитектурные формы. Но поскольку в земном мире нет ничего постоянного и неподвижного, трудно удержать достигнутое когда-то совершенство. Отход от идеала древнего христианского храма, вырождение принципов начались задолго до раскола. В середине XVII века и позже ситуация в храмовом зодчестве, сточки зрения соответствия архитектуры храма богослужению, была далека от идеальной. В этих условиях возникло старообрядческое храмостроение.

Старообрядческое искусство и литература стали формироваться одновременно с возникновением самого явления, называемого староверием. С момента раскола русской Церкви хранителям древнего православия пришлось обосновывать свое отделение от новолюбцев и придавать своей духовной жизни (часто в изгнании, на новых незаселенных местах) материальное воплощение. То есть писать богослужебные и апологетические книги, иконы, делать церковную утварь, а также возводить здания для молитвы и совершения таинств – храмы, часовни или моленные. Так появилось старообрядческое искусство.

В крупных центрах старообрядческой жизни — на Выгу, на Ветке, в Гуслицах и др. формировались художественные школы, наследовавшие и развивавшие в первую очередь традиции русского искусства XVII века, но при этом не чуждавшиеся и современных художественных тенденций, завезенных из Европы. Некоторые из этих школ получили общероссийское значение. Так, например, по всей России распространились замечательные по красоте и качеству исполнения выговские литые иконы, называвшиеся также «поморским литьем». Высокого совершенства достигло оформление книг, иконопись, резьба по дереву, церковное пение.

Среди процветавших в старообрядческой среде церковных искусств не было только архитектуры. То есть строительство храмов и часовен существовало, но это строительство не было постоянной, системной и профессиональной деятельностью, каковой и является архитектура. Храмы и часовни строились, когда позволяли обстоятельства, редко и далеко не во всех местах обитания староверов.

При таком скудном храмостроительстве не сформировалось ни старообрядческой архитектурной школы, ни комплекса традиций возведения и украшения храмов. Не существует набора признаков, по которым можно было бы с полной уверенностью сказать, что обладающий ими храм (или часовня) однозначно старообрядческий, и что новообрядческим, католическим или иным другим он быть не может.

Панорама старообрядческого выговского общежительства, просуществовшего около 150 лет и разрушенного карательными операциями в правление Николая I Фрагмент настенного листа «Родословное древо Андрея и Семена Денисовых» Выг. Первая половина XIX в.
Панорама старообрядческого выговского общежительства, просуществовшего около 150 лет и разрушенного карательными операциями в правление Николая I
Фрагмент настенного листа «Родословное древо Андрея и Семена Денисовых» Выг. Первая половина XIX в.

Отсутствие у староверов собственных архитектурных традиций объясняется просто: строить храмы и часовни старообрядцам почти всегда было запрещено. На общую молитву они собирались большей частью в моленных — зданиях без внешних признаков храма. Впрочем, внутренних признаков, кроме обилия икон и подсвечников, моленные тоже часто не имели. Устроить в собственном доме или общественном здании, не отличимом по виду от сарая, моленную без внешних «оказательств раскола» было гораздо проще, нежели возвести храм или часовню. Намного реже, удавалось строить часовни и совсем редко — полноценные храмы. Редкость храмов объясняется не в последнюю очередь отсутствием или малым количеством священства и, соответственно, редкостью Литургии. Для молитвы же мирским чином достаточно было часовен, не имеющих алтарной части.

Возвести что-либо, напоминающее внешним видом храм, староверы могли либо с попустительства местных властей, (в том случае, если власти смотрели на это «сквозь пальцы»), либо не спрашивая разрешения, но где-нибудь в непролазной глуши, куда никакое начальство дотянуться не сможет. Но мало-мальски значительный по размерам и украшению храм может возникнуть лишь в достаточно населенной местности или поселении, а в тайном и отдаленном скиту и церковь большая не нужна. Кроме этого, в случае необходимости скрываться от постоянных гонений и преследований церковь или часовню не унесешь с собой, как икону или книгу.

Строить храм, требующий для возведения больших денежных затрат и организационных усилий, и тут же отдать его на поругание гонителям совершенно бессмысленно. По этим причинам архитектурой старообрядцы занимались в редкие моменты, когда этому благоприятствовали обстоятельства. Своих архитекторов не было за их почти полной ненужностью и невозможностью заниматься профессиональной деятельностью, если бы таковые зодчие вдруг появились. Таким образом, приходится констатировать: старообрядческой архитектуры как отдельного направления в русской архитектуре не существует.

Практически все деревянное зодчество Русского Севера 18-19 вв. во многом является старообрядческим. Хотя почти неизвестно деревянных старообрядческих церквей, и все знаменитые северные храмы построены новообрядцами, но формы их абсолютно русские, наследующие и развивающие православные дораскольные традиции в архитектуре.
Практически все деревянное зодчество Русского Севера 18-19 вв. во многом является старообрядческим. Хотя почти неизвестно деревянных старообрядческих церквей, и все знаменитые северные храмы построены новообрядцами, но формы их абсолютно русские, наследующие и развивающие православные дораскольные традиции в архитектуре.  Часовня в деревне Волкостров

Тем не менее, хотя в явном виде старообрядческой архитектуры и не было создано, в некоторых местностях староверы оказывали сильное влияние на новообрядческое окружение, в частности на облик возводимых новообрядцами храмов. В первую очередь, это касается Русского Севера. Значительную часть его населения составляли старообрядцы-беспоповцы, другая же часть хотя формально и принадлежала к синодальной церкви, практически во многом придерживалась старых церковных и национальных обычаев. В том числе и в архитектуре. Так, практически все деревянное зодчество Русского Севера XVIII–XIX вв. во многом является старообрядческим.

Хотя почти не известно деревянных старообрядческих церквей, и все знаменитые северные храмы построены новообрядцами, но формы их абсолютно русские, наследующие и развивающие православные дораскольные традиции в архитектуре. В это время по всей стране в храмостроении господствовали принесенные из Европы барокко и классицизм, внесшие в религиозное сознание и эстетику протестантские и католические черты. На Севере же до середины XIX века деревянное зодчество развивалось в чисто национальном (православном) русле.

В научной литературе принято объяснять это отдаленностью Севера от культурных и экономических центров XVIII–XIX веков и законсервировавшимися по этой причине традициями. Это, безусловно, так, но и старообрядческое влияние, высокий авторитет староверов и традиции Выга, на наш взгляд, сыграл тут не последнюю роль.

Так обстояло дело на Севере: деревянные часовни и храмы строились в национальной традиции.

В городах за отсутствием собственных архитектурных традиций староверы были вынуждены строить в тех формах, которые были вокруг — в современной им архитектуре. Известное стремление староверов следовать традициям предков и старине было сложно реализовать в архитектуре. Уже в 18 веке традиции в каменном зодчестве были изрядно забыты, а по причине отсутствия в те времена истории архитектуры, о древних и исконных формах архитекторы и заказчики – просвещенные представители старообрядчества – имели весьма приблизительное и мифическое представление.

Любовь к старине выражалась в стремлении воспроизводить старинные формы в их тогдашнем понимании. С конца XVIII века в русской архитектуре периодически возникали «национальные» направления – романтизм, историзм. Они пользовались популярностью у староверов-заказчиков, которые старались заказывать храмы в «национальном стиле», существовавшем на тот момент. Примером могут служить храмы Преображенского кладбища, храм Рожества Христова на Рогожском кладбище. Они построены в национально-романтическом направлении классицизма.

Собор Рожества Христова на Рогожском кладбище в Москве. 1804 г. Собор выполнен в стиле построек В. Баженова Собор Рожества Христова на Рогожском кладбище в Москве. 1804 г. Собор выполнен в стиле построек В. Баженова

Собор Рожества Христова на Рогожском кладбище в Москве. 1804 г. Собор выполнен в стиле построек  В. Баженова.

Национально-романтическое направление стиля классицизм. Так архитекторы и заказчики в 18–начале 19 века представляли себе русское зодчество 17 века. Москва, Преображенское кладбище
Национально-романтическое направление стиля классицизм. Так архитекторы и заказчики в 18–начале 19 века представляли себе русское зодчество 17 века. Москва, Преображенское кладбище

Обилие вычурных резных деталей, красно-белая покраска, стрельчатые арки и прочие признаки готики – именно такой представлялась древнерусская архитектура зодчим конца XVIII – начала XIX вв. Дань увлечению ей отдали крупнейшие архитекторы – В. Баженов и М. Казаков. Такой видели ее и заказчики. Но и «чистый» классицизм не пугал купцов и предводителей общин. Подтверждение тому – Покровский собор Рогожского кладбища.

Rogojskoe-History-Starove.Ru-01 00-17-Rogojskoe

Главный соборный храм старообрядцев-поповцев в Рогожской Слободе. Построен в 1790-1792 гг. Предполагают, что автором храма был архитектор М.Ф. Казаков. До восстановления храма Христа Спасителя, храм Покрова на Рогожском кладбище был самым обширным из московских храмов.

Некоторые храмы конца XVIII – середины XIX в. построены в традиции барокко. Эта архитектура была распространена большей частью в провинции. Таковы храмы в Новозыбкове.

В период XVIII – XIX вв. строительство церквей было несистемным, храмы возводились редко. Поэтому сложно выявить какие-либо общие признаки и тенденции в старообрядческой архитектуре того времени.

Только после дарования религиозных свобод в 1905 г. началось массовое старообрядческое храмостроительство. Копившиеся десятилетиями скрытного существования силы рванулись наружу, и за 12 лет «золотого века» были построены сотни храмов по всей стране. Многие из них строились профессиональными архитекторами. Именно в этот период можно говорить если не о специфически старообрядческой архитектуре, то по крайней мере о старообрядческих её чертах, сформировавшихся тогда.

Можно выделить несколько течений, или путей, старообрядческой архитектуры того времени, в общем-то совпадавших с развитием всей русской архитектуры.

Эклектика

Господствующим всю вторую половину XIX века в России стилем была эклектика. Этот стиль был очень распространен, существовал с 1830-х годов до революции 1917 года. Эклектика пришла на смену классицизму, когда тот исчерпал себя. Архитектору предоставлено право выбирать стиль, направление работы, а так же соединять элементы из разных стилей в одной постройке.

Одно здание архитектор может построить в одном стиле, а другое – в другом. Такое произвольное сочетание в художественном произведении разнородных черт обычно признаётся признаком упадка, деградации соответствующих течений или школ.

Есть замечательные постройки в эклектике, но в основном эклектика – творческий тупик, неспособность сказать собственное слово в искусстве, отсутствие пути, смысла, движения и жизни. Приблизительное воспроизведение форм и деталей из разных стилей, механическое их соединение без внутренней логики.

По большому счету, один и тот же человек не может работать в разных стилях, а работает в одном. Стиль подделать нельзя. Как сказал поэт: «Как он дышит, так и пишет…». А стилем эпохи была эклектика – некая безличность и мешанина. В ней и работали, и от пустоты, присущей эклектике, не спасала никакая декорация, заимствованная из замечательных стилей прошлого.

Псевдорусский стиль, историзм

В русской церковной архитектуре, в том числе и старообрядческой, очень популярно было одно
из направлений эклектики – историзм, называемый также псевдорусским стилем. Он появился в 1850-е годы, а особое развитие получил в 1870-80 годы, когда возник интерес к национальным традициям в искусстве.

За образец в основном бралась русская архитектура XVII века – так называемое «русское узорочье». Но воспроизводились лишь внешние формы по тогдашнему о них представлению. А представление это по-прежнему было достаточно смутным. И хотя некоторая фактическая база знаний о старинных постройках была накоплена, отсутствовало понимание сути этой архитектуры. Воспитанные на классицизме зодчие и художники не воспринимали принципиально иную архитектуру. Принципы построения пространства, форм, деталей и объемов у них были те же, что и в господствующей вокруг эклектике. В результате получались сухие и лишенные выразительности постройки, хотя и внешне затейливые.

Историзм сыграл положительную роль во второй половине XIX века, и к началу 20 века, то есть ко времени массового строительства храмов староверами, полностью себя изжил, выглядел некоторым анахронизмом. В это время в историзме строили редко и большей частью в провинции. Это была хоть и качественная, но дешевая архитектура, с налетом официального патриотизма, и в ней работали архитекторы далеко не первой руки или просто ремесленники. Некоторые храмы выдерживались в чистом историзме, соблюдавшем некую «чистоту стиля» и использовавшем только псевдорусские мотивы, но в большинстве же других псевдорусские черты были самым невероятным образом перемешаны с классическими, ренессансными, готическими и иными.

Бывшая старообрядческая Троицкая церковь города Владимир. Строительство в 1916 году было приурочено к 300-летию Дома Романовых, архитектор С.М. Жаров. Действовала до 1928 года. С 1974 года - филиал Владимиро-Суздальского музея, фонд "Хрусталь. Лаковая миниатюра. Вышивка".
Бывшая старообрядческая Троицкая церковь белокриницкой общины города Владимир. Строительство в 1916 году было приурочено к 300-летию Дома Романовых, архитектор С.М. Жаров. Действовала до 1928 года. С 1974 года – филиал Владимиро-Суздальского музея, фонд “Хрусталь. Лаковая миниатюра. Вышивка”.

Троицкая церковь оказалась последней культовой постройкой Владимира. Жители называют её “Красной” из-за того, что сложена она из красного кирпича так называемой крестовой кладкой. Сочетает в своей архитектуре многие стили, и, скорее, относится к псевдорусскому. Красный цвет и устремлённость ввысь напоминают о кострах, на которых сжигали приверженцев древлего благочестия.

В качестве аналогичного примера этого стиля можно привести Исторический музей и Верхние торговые ряды (ГУМ) в Москве. В 1960-е церковь хотели снести, но общественность при активном участии писателя В. А. Солоухина воспротивилась, и из общежития её переделали в музей хрусталя.

«Византизм»

Кроме «древнерусских» мотивов в историзме существовало «византийское» направление, столь же не имеющее отношения к Византии, как и псевдорусское направление к архитектуре Московской Руси. В «византийском стиле» построен Покровский храм на Новокузнецкой улице в Москве.

Покровский храм на Новокузнецкой улице в Москве. арх. В.П. Десятов
Покровский храм на Новокузнецкой улице в Москве. арх. В.П. Десятов

Модерн

Копирование внешних форм и деталей без понимания сути древнерусских построек не дало ожидаемого эффекта возрождения национальных форм и традиций в искусстве. Все это стало вскоре понятно архитекторам, и они отошли от прямого копирования древних памятников. И пошли по пути не копирования, а создания обобщенного образа старинного русского храма. Так появился стиль модерн, в частности, модерн национально-исторического направления, который также иногда называют неорусским стилем. Одним из основных принципов формообразования в модерне стала стилизация: не буквальное копирование, а выявление и подчеркивание наиболее характерных черт древних построек.

Барокко, классицизм и эклектика (находящаяся в тесном родстве с историзмом) – не самые подходящие стили для православного храма. Первое, что бросается в глаза в этих стилях – совершенно не христианская, лишняя в храме декорация, восходящая к языческой древности и никак не переосмысленная христианством.

Но нехристианский декор, присущий завезенным из Европы стилям – не самая большая проблема. Само пространство и объемы были далеки от православия. Попытки совместить принципы построения православного литургического пространства с канонами классицизма, как правило, безуспешны. В некоторых храмах, построенных в чистом классицизме, по утверждению священников (новообрядческих), откровенно неудобно служить.

Классицизм как стиль, ориентированный на античность, использует определенные формы, возникшие в основном в античные времена. В классицизме нет традиционных для православного храма форм и композиционных приемов. Древние греки не знали купола, а в христианской архитектуре купол – важнейшая, можно сказать, знаковая вещь. Классицизм – весьма рациональный стиль, христианская же архитектура во многом иррациональна, как иррациональна сама вера, основанная не на логических построениях, а на Божественном Откровении.

Как переосмыслить в классицизме такую иррациональную форму, как церковная глава? Как будет выглядеть в классицизме апсида, выступающая за прямоугольный, ясный и логичный объем храма? Как скомпоновать в классицизме пятиглавие? Ответы на эти вопросы русские архитекторы нашли, но с христианской точки зрения они совершенно неудовлетворительны.

И историзм, и эклектика создавали пространство и детали на той же классической основе. А древнерусская архитектура принципиально неклассична. Она не использует ордерную систему. В ней есть внутренняя стройность, логичность, ясность и иерархическая соподчиненность частей, идущая от античности, но внешне, в деталях ордерность почти не проявляется.

Попытка возродить средневековые принципы построения архитектурной формы и пространства была сделана архитекторами модерна. Именно из этого стремления и возник стиль. Он противопоставил эклектизму цельность и органичность, единство и чистоту стиля в каждой детали и в принципах создания пространства.

В стиле модерн работали лучшие архитекторы страны. Именно им наиболее богатые старообрядческие общины и благотворители старались заказывать проекты храмов. Так появилась колокольня Рогожского кладбища, которую можно признать шедевром архитектуры начала XX века и одной из красивейших колоколен Москвы.Её черты угадываются в ряде других старообрядческих колоколен, построенных позже менее выдающимися архитекторами. Видимо, заказчики рекомендовали им ориентироваться на понравившуюся постройку. Фасад колокольни украшен рельефными изображениями сказочных райских птиц: Сирина, Алконоста и Гамаюна.

Колокольня Рогожского кладбища, арх. Ф.Ф. Горностаев 1907-10 гг. Колокольня Рогожского кладбища, арх. Ф.Ф. Горностаев 1907-10 гг. Колокольня Рогожского кладбища, арх. Ф.Ф. Горностаев 1907-10 гг.

Много замечательных храмов построил для старообрядцев архитектор И.Е. Бондаренко. Авторству самого выдающегося архитектора московского модерна Ф.О. Шехтеля принадлежит храм в Балаково (ныне переданный РПЦ). В этом же стиле построен Никольский храм на площади Белорусского вокзала и Сретенский храм на Остоженке.

1.tokmakov-staroveru 2.Балаково тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма  3.Старообрядческий Храм св.Георгия Победоносца (с. Ново-Харитоново, при фабрике Кузнецовых

1. Храм поморской общины в Токмаковом переулке в Москве. Архитектор – Бондаренко. был сооружен в неорусском стиле, за основу взята архитектура новгородско-псковских церквей XVI века с привнесением особенностей поморского зодчества, что выражалось в строгости и простоте архитектурных форм и интерьера. Очень подробно о храме читайте ТУТ.

2. Церковь во имя Святой Троицы в Балаково (Саратовская обл.) арх. Ф.О. Шехтель 1910-12 г. Вопреки исторической справедливости передана РПЦ МП.

3. Старообрядческий Храм св.Георгия Победоносца (с. Ново-Харитоново, при фабрике Кузнецовых)

Георгиевский храм с керамическим алтарем был построен к столетию победы над Наполеоном на средства фарфорозафодчиков Кузнецовых, главное попечение оказывалось Иваном Емельяновичем Кузнецовым. Надо отметить, что во времена церковных реформ патриарха Никона шатровые храмы были признаны несоответствующими «церковному чину», и их сооружение было запрещено с 1653 года, за исключением строительства шатровых колоколен. Но старообрядцы считали эту архитектуру своей.

Москва. Храм во имя Сретения Владимирской иконы Богородицы на Остоженке. 1907-1911 гг. арх. В.Д. Адамович и В.М. Маят

Москва. Храм Сретения Владимирской иконы Богородицы на Остоженке. 1907-1911 гг. арх. В.Д. Адамович и В.М. Маят
Москва. Храм Сретения Владимирской иконы Богородицы на Остоженке. 1907-1911 гг. арх. В.Д. Адамович и В.М. Маят

Храм Николы Чудотворца у Тверской заставы — старообрядческий храм; построен на месте деревянной часовни на Площади Тверской заставы.

Храм Николы Чудотворца у Тверской заставы. Возведение храма начато в 1914 году, освящён в 1921. Архитектор - А. М. Гуржиенко.
Храм Николы Чудотворца у Тверской заставы. Возведение храма начато в 1914 году, освящён в 1921. Архитектор – А. М. Гуржиенко.

Первый проект храма был выполнен И. Г. Кондратенко (1856—1916) в 1908 по заказу купца-старообрядца И. К. Рахманова, владевшего участком на стрелке Бутырского Вала и Лесной улицы в стиле белокаменной владимирской архитектуры. Для Кондратенко, строившего десятки доходных домов, это был первый проект в храмовом строительстве. Проект был тогда же утверждён городской управой, но строительство по неизвестным причинам было отложено. Шесть лет спустя, община призвала другого архитектора — А. М. Гуржиенко (1872 — после 1932), который выполнил совершенно иной проект. Для Гуржиенко, специалиста по дорожным работам и перестройкам старых зданий, это был также первый проект храма.

Вероятно, к моменту призвания Гуржиенко уже был завершен нулевой цикл, так как внешние очертания постройки точно совпадают с проектом Кондратенко. Но сам храм выполнен в стиле раннего новгородского зодчества, приближаясь к историческому храму Спаса на Нередице, при этом внутри он бесстолпный (у Кондратенко — шестистолпный). Шатровая колокольня храма также имитирует новгородские звонницы. Строительство в годы Первой мировой войны финансировали П. В. Иванов, А. Е. Русаков и другие. В то время возле Тверской заставы располагались ещё два крупных храма в русском стиле: собор св. Александра Невского (арх. А. Н. Померанцев, 1915) на Миусской площади и Крестовоздвиженский храм при Ямских училищах (1886). Оба уничтожены.

К началу XX века исследователи древнерусской архитектуры достигли серьезных успехов, ими было открыто и исследовано большое количество памятников древнерусской архитектуры разных школ и периодов. На основе этих знаний возникло течение в архитектуре, наследовавшее принципы историзма, но на новом, гораздо более совершенном уровне понимания. Архитекторы старались построить храм в каком-либо древнем «стиле» (новгородском, владимиро-суздальском и пр.), с буквальной точностью воспроизводя детали и некоторые композиционные приемы. Точность была такова, что некоторые элементы не сразу можно было отличить от древних. Тут уже не было эклектической мешанины или выдуманных деталей, все делалось с археологической точностью. Труднее или даже совсем невозможно было, по разным причинам воспроизвести подобным образом храмовое пространство и структуру.

Архитектор И.Е. Бондаренко не брал за образец архитектуру какой-либо из древнерусских школ, а создавал обобщенный образ старинного русского храма, в котором переплетались и наслаивались друг на друга мотивы каменного и деревянного зодчества
Архитектор И.Е. Бондаренко не брал за образец архитектуру какой-либо из древнерусских школ, а создавал обобщенный образ старинного русского храма, в котором переплетались и наслаивались друг на друга мотивы каменного и деревянного зодчества
Храм Покрова и Успения Богородицы в Малом Гавриковом переулке в Москве. 1911 г., арх. И.Е. Бондаренко

Скопировать буквально какой-нибудь древний храм у архитекторов не поднималась рука – это был бы плагиат. Поэтому они пытались создать что-то своё в «древнем стиле», копируя детали и навешивая их на собственного сочинения объем. Но детали древнего храма не существуют сами по себе, они органически вырастают из внутреннего пространства, их нельзя оторвать и прилепить на другую стену. Они имеют свою, малопонятную нам сейчас логику и смысл. А внутреннее пространство как раз и оказывалось обойденным вниманием зодчих. В результате получается одна внешняя видимость древнерусского храма, форма без содержания, хотя подчас и очень эффектная, а также интересная для изучения нами сейчас.

Поскольку для старообрядческого искусства очень характерно стремление к копированию освященных древностью форм, будь то храмы или иконы, некоторые заказчики не преминули обратиться к архитекторам, исповедовавшим такой буквалистский подход.

Ярчайшим примером может служить храм Успения на Апухтинке, построенный по образцу Успенского собора Московского кремля. Таким образом, в период массового старообрядческого храмостроительства 1905 – 1917 годов доминировали два основных стиля, как и в архитектуре всей страны – эклектика и модерн (в их национально-историческом варианте). Потом, как известно, возможность строить храмы исчезла, а вместе с ней исчезли и храмостроительные традиции в архитектуре, да и во многом сама старая архитектурная школа.

Старообрядческий Успенский собор на Апухтинке на момент закрытия в 1935 году Старообрядческий Успенский собор на Апухтинке

Старообрядческий Успенский собор на Апухтинке на момент закрытия в 1935 году и в начале 2000-х (общежитие)

Старообрядческий храм во имя Успения Пресвятой Богородицы в селе Белая Криница. Построен в 1900-08 гг. на средства московского купца Глеба Степановича Овсянникова
Старообрядческий храм во имя Успения Пресвятой Богородицы в селе Белая Криница. Построен в 1900-08 гг. на средства московского купца Глеба Степановича Овсянникова
Старообрядцы, как строители православных церквей: этот храм построен в 1913-1917, Кузнецовы помогали строительству, выделив землю и дав беспроцентную ссуду. Предшественник этого храма, деревянный храм во имя Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова в Дулеве был построен в 1887 году хлопотами Ануфриева и помощи Кузнецова
Дулёво. Старообрядцы, как строители православных церквей: этот храм построен в 1913-1917, Кузнецовы помогали строительству, выделив землю и дав беспроцентную ссуду. Предшественник этого храма, деревянный храм во имя Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова в Дулеве был построен в 1887 году хлопотами доверенного лица Кузнецовых Ануфриева и помощи Кузнецова

Подробнее о храмостроении фарфорозаводчиков Кузнецовых написано тут.

XXI Век

15-20 лет назад ситуация в стране в очередной раз изменилась. Притеснения кончились, и верующие различных упований снова начали возводить храмы. Занялись этим в меру сил и возможностей и православные христиане-старообрядцы.

И тут встал вопрос: какими должны быть эти храмы? Вопрос этот одинаково важен и для новообрядцев, а поскольку у них больше возможностей, то у них он и получил большую разработку. Традиция, знания и понятия были настолько утрачены, что на объявленный в конце 1980-х годов конкурс на проект храма 1000-летия крещения Руси некоторые работы были представлены без алтарей.

Советские архитекторы не знали, зачем, собственно, нужен храм, воспринимали его как некое внешнее украшение, знак, памятник, а не как место для совершения Литургии.

В конце 1980-х – начале 90-х годов новообрядческий историк и публицист В.Л. Махнач говорил, что прерванная и потерянная традиция храмостроительства возобновится в точке обрыва, то есть возрождение начнется со стиля модерн и прочих течений, существовавших в 1917 г. И он оказался прав.

В современном российском храмостроительстве мы можем все эти течения видеть – большей частью возводятся либо нелепые эклектичные храмы, либо более стилистически чистые, ориентированные на традицию модерна. Не оставлен и путь копирования старинных построек, попытки работать в каком-либо «древнерусском стиле». В этом направлении в наши дни сибирские староверы строят собор в Барнауле в формах владимиро-суздальского зодчества.

В наши дни в Барнауле строится крупнейший со времен «золотого века» старообрядческий храм Покрова Богородицы. Сибирские староверы возводят его в формах владимиро-суздальской архитектуры XII-XIII веков. Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Барнаул, арх. А.А. Синельников
В наши дни в Барнауле строится крупнейший со времен «золотого века» старообрядческий храм Покрова Богородицы. Сибирские староверы возводят его в формах владимиро-суздальской архитектуры XII-XIII веков. Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Барнаул, арх. А.А. Синельников

Сейчас, как и в начале XX века и основным девизом храмостроительства является «возврат к истокам», к классической древности. В начале XX в. за идеал принимался «новгородско-псковский стиль». И староверы «золотого века», и ученые того времени считали его образцом.

Е. Н. Трубецкой в известной работе «Умозрение в красках» писал: «… храм олицетворяет собою иную действительность, то небесное будущее, которое манит к себе, но которого в настоящее время человечество еще не достигло. Мысль эта с неподражаемым совершенством выражается архитектурою наших древних храмов, в особенности новгородских». При этом не объяснялось, почему именно новгородские храмы лучше всех остальных, ничего конкретного в обоснование этой мысли не приводили.

Дело в том, что по состоянию на начало XX века новгородские и псковские храмы большей частью сохранились в почти первозданном виде. Их было много, они представляли две мощные архитектурные школы XIV–XVI веков. Памятники других древнерусских школ этого же периода не были столь широко известны и многочисленны. Все раннемосковские храмы были перестроены до неузнаваемости. От тверской школы почти ничего не осталось. Ростовская школа была сильно перестроена и сохранилась только на периферии ростовской колонизации Севера. Домонгольские храмы Киевской Руси также были перестроены в духе украинского барокко. Белозерская школа вообще не была известна. Более-менее сохранились и были к тому времени отреставрированы Владимиро-Суздальские храмы. Но они так далеко отстоят по времени от Московской Руси, что могли не восприниматься как свои, родные. К тому же и стилизовать в модерне мощные скульптурные формы новгородского и псковского зодчества гораздо интереснее, чем утонченные и невесомые мотивы Владимиро-Суздаля.

Единственная в Кузбассе старообрядческая церковь во имя иконы Пресвятыя Богородицы «Всем скорбящим радость», г.Новокузнецк. Построена в 2007-2012 гг. Архитектор Леонтий Поповский, Новосибирск. По замыслу автора, храм похож на плывущий корабль.
Единственная в Кузбассе старообрядческая церковь во имя иконы Пресвятыя Богородицы «Всем скорбящим радость», г.Новокузнецк. Построена в 2007-2012 гг. Архитектор Леонтий Поповский, Новосибирск. По замыслу автора, храм похож на плывущий корабль.
Архитекторы постарались учесть все старообрядческие каноны и сделали храм в стиле древнего зодчества.

Купола из дерева для храма в Новокузнецке делал мастер с Алтая. Их облицевали осиной, которая позже потемнеет под солнцем и будет смотреться, как старое серебро. Это старинный подход: не хотелось делать золото и привлекать внимание, но хотелось, чтобы у людей проснулось любопытство, – говорит куратор стройки храма Леонид Токмин.

В наше время снова, видимо по сложившейся традиции, новгородские мотивы в храмостроении пользуются повышенной популярностью. При этом усилия зодчих, и времен модерна, и современных направлены в основном на придание храму «древнерусского» внешнего вида. Попросту говоря, создаётся некая театральная декорация, хотя и обладающая часто выдающимися художественными достоинствами.

А ведь христианское богослужение совершается внутри храма, а не снаружи. И в хорошей христианской архитектуре внешний вид храма напрямую зависел от внутреннего пространства, им формировался и полностью ему соответствовал. Но почему-то созданию истинно христианского пространства в духе древнерусского храма внимание не уделяется.

Хочется верить, что, достигнув серьезных успехов на пути стилизации внешнего облика храма, архитекторы перейдут на следующий этап возрождения православной архитектуры. Представляется, что обращение к истокам, к классической древности должно быть не только в храмовой декорации, но главное – в объемно-планировочных решениях. Необходимо осмысление и создание современного варианта храмового пространства на основе достижений древнерусских и византийских зодчих.

Никола Фризин,

старообрядческий журнал «Неопалимая Купина», 2009, № 2 (3)

Журнал РПСЦ Неопалимая Купина, 2009, № 2 (3)Предлагаем читателям ознакомиться с электронной версией указанного выпуска журнала. Он получился одним из лучших и содержит много полезной информации.

PDF версия журнала Неопалимая Купина:

STAROVE.RU_Neopalimaya_Kupina.PDF

 

 

Материал по теме:

Сокровища русского искусства” – видео рассказы об архитектуре Древней Руси. Первый из четырёх фильмов в рамках DVD-проекта, выполненного российской компанией “Интерсофт Медиа” в 2004 году. Ссылка: http://youtu.be/HoX_-08kIJc

Читайте также

Молитва святого Ефрема Сирина, Молитва преподобного Ефрема Сирина, господи и владыко живота моего, покаянная молитва, Господи и Владыка живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми, Великопостная молитва святого Ефрема Сирина, молитва Ефрема сирина текст, молитва ефрема сирина текст на русском языке, молитва боже очисти меня грешного, РПЦ, Православие, старообрядцы, Михаил Семенов, РПСЦ, наставление, проповедь, поучение, смысл, старообрядцы, староверы, Рогожская Слобода, Журнал Церковь, Старообрядческая Мысль, коленопреклоненная, сириец, коленопреклоненные молитвы в великий пост

Молитва святого Ефрема Сирина «Господи и Владыко животу моему» в пост

4.2 (84%) 5 votes Предлагаем текст и наиболее полное пояснение к одной из самых известных ...

7 комментариев

  1. Алекс&й Гудковъ

    Отличная статья! Хочется добавить, что наличiе современныхъ никонiанскихъ проектовъ двуглавыхъ церквей опред&ляется, по-моему, влiянiемъ какъ еретическихъ архитектурныхъ традицiй (армяно-католико-протестантскихъ), такъ и примитивнымъ секулярно-челов&коугодническимъ подходомъ: разъ храмъ Петра и Павла, Петра и Февронiи и т.п., значитъ надо два купола, забывая о томъ, что любой храмъ это домъ Божiй, онъ принадлежитъ Богу, хоть и освящается въ честь какого-либо изъ Его святыхъ угодниковъ. Поэтому долженъ быть либо одинъ куполъ-въ честь единаго Бога, либо три-въ честь святой Троицы, либо пять-въ честь Iсуса Христа и четырехъ евангелистовъ, возможно, седмь-въ честь седми таинствъ церковныхъ, девять-въ честь девяти Чиновъ ангельскихъ, тринадесять-въ честь Спасителя и двунадесяти апостоловъ. Простите!

  2. Борис Маркус архитектор

    Хочу сказать о церковной архитектуре с несколько иной стороны.

    Формы храмов прошлого, как и любых построек, производны от возможностей строительной технологии своего времени. Со времён Римской империи и до недавних пор арка, арочный свод являлись лучшим инженерным способом перекрыть (создать) максимально большое, единое помещение.

    От плотности камня и качества раствора зависит возможный пролёт арки. Распор (горизонтальная составляющая напряжений) арок до ХYI века удерживали деревянные, дубовые связи (подлинное название). Позже появляются железные связи и, как следствие, большепролётные арки, бесстолпные храмы. Появляются храмы с сомкнутыми сводами и, что самое значительное, с единым церковным “залом”.

    В XIX веке с началом применения цементных растворов открылись ещё большие возможности, не говоря о начале века железобетона, из которого, кстати, успели ещё до 1917 года отлить целый ряд сводчатых перекрытий церквей. (Как многие знают, первый бетонный свод нам известен в римском Пантеоне).

    И, возвращаясь к форме христианского храма, можно сказать, что архитекторы стремились всеми возможными средствами создать единое пространство, в котором могла собраться вся община. Исторически, как только появилась возможность обойтись без опоры на столбы, их не стало. Прекрасный тому пример, Введенский собор XVII века в Сольвычегодске: большой пятикупольный и бесстолпный!

    “Канонизация” сводов и крестовокупольной системы, считаю, есть плод романтизма, доставшегося нам от века XIX-го.

    Храмоздателям нового времени можно только завидовать, что они не скованы строительными технологиями, как предки. Церковное здание: место собрания воедино верных, общего благодарения. И вспоминается образ Небесного Града, показанный святому Иоанну Богослову (гл.21)…
    Не взыщите.

  3. Вадим иконописец, архитектор

    Да, статья интересна, и к тому, что совершенно верно отметил предыдущий комментатор Алексей Гудков, хочется сказать об этическом и эстетическом восприятии проектов зданий, которые призваны выполнять такую важную функцию, как Храм для богослужения. Хочется отметить то, что со времени никонианского раскола и всего романовского периода, что бы мы не делали, все время идет ссылка куда-то, в зависимости от увлечений власть имущих, это либо запад, мода той или иной страны и образцы стилей, либо отсылка к нашим древним образцам, но переформатированным все равно под модный в данное время стиль. Безусловно второе лучше, но все равно является результатом боязни реального времени и владения сегодняшней ситуацией в видении потребности. К примеру, “русский модерн”,а-ля рус т.ск., стиль, который противоречит русскому эстетическому взгляду и придает жутковато-игрушечно-сказочный оттенок как бы древнерусского, в других случаях вплетание элементов готики, которые несут нарушения как эстетического, так и морально-этического аспектов, не говоря уже о том, что взгляд, который читает эти формы, запинается и душа начинает смущаться и путаться, вопрошая: что это? Откуда это? почему мы так бережем знаменное пение, а к пропорциям в архитектуре, к нашему Оку относимся так небрежно? Хочется видеть, то что мы называем современной храмовой архитектурой, чтобы она была прежде всего осознанной, а не модной т.ск., должны быть безусловно соблюдены пропорции, соотношения величин стен, окон, куполов и проч., что было найдено веками до периода всех этих нарушений и те пропорции, которые отвечают православному русскому мироощущению, а не очередному модному театру. Но, то что касается современной архитектуры, то конечно могут использоваться современные материалы и технологии, размеры, при соблюдении СОРАЗМЕРНОСТИ, хоть бы и полированные стены или металлические, условно говоря. И еще, не хочется, чтобы архитекторы мыслили современное ради современного, а исходили из СВОЕВРЕМЕННОСТИ.

  4. Сердечно благодарю за столь подробную по материалу статью. И всё же, мне думается, что новомодные тенденции в архитектуре русского храма не приживутся на Руси. Не христианский у данных яйцеподобных конфигураций дух. Весьма чуждый. Века сложили определённую традицию в культуре народа.

    • Олег Хохлов

      А вот и “Срочно в номер”:
      Современные условия строительства старообрядческих храмов. Но слава Богу за все!

      Общественные слушания в Красноярске о строительстве старообрядческого храма

      «Православной старообрядческой церкви выделили место в центре города, но площадка под строительство предельно маленькая. Плюс ко всему для строительства здания на этой площадке мы должны будем отступить 6 метров от красных линий. Так как территория находится на пересечении двух улиц, то отступ получается с двух сторон, то есть площадка становится еще меньше. В этом случае храм построить не получится, максимально возможно возвести часовню. Поэтому мы разместили здание в пределах отведенной территории, но оно заняло ее полностью, для чего и обратились за разрешением в управление архитектуры. Дополнительная территория нужна для проведения обрядовых мероприятий», — рассказывает архитектор проекта Александр Янкевич.

      Храм собираются строить в новгородском стиле, строение планируют сделать максимально простым, монументальным и без лишнего декора.

      тенденции строительства православных храмов, футуризм, концептуальные идеи, старообрядчество, архитектура, Современное архитектурное решение образа русского православного храма

      Кстати есть к статье и комметарий по теме:

      Дмитрий Шумов

      Образ представленной старообрядческой церкви слишком эклектичен, что бы однозначно определять его относящимся к новгородской (правильнее говорить древненовгородской) архитектуре. Колокольня храма не удачна в архитектурном отношении, не имеет ничего общего с древненовгородскими первоисточниками, и плохо сочетается с храмовой частью здания, срисованного с древних образцов. Вряд ли эта постройка в случае её реализации украсит исторический центр Красноярска.

      Читайте подробнее по ссылке: http://prmira.ru/news/6349/

  5. Владимир Саяпин

    Олег, какой адрес у тебя рабочий? Пришли письмо мне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *