Главная » Анонсы » Повесть о Петре и Февронии Муромских. Ермолай-Еразм
Петр_и_Феврония_Муромские

Повесть о Петре и Февронии Муромских. Ермолай-Еразм

8 июля 2017 года по н. ст.(25 июня 7525 года от Адама) церковь чтит память св. блгв. и благочестиваго князя Петра и св. блгв. княгини Февронии, нареченных во иноках Давыда и Евфросинии, Муромских чудотворец.

По случаю торжественного праздника, делимся замечательной находкой сделанной в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки.

«По́весть о Петре́ и Февро́нии Му́ромских» (полное оригинальное название: «Повесть от житиа святых новых чюдотворець муромских, благовернаго и преподобнаго и достохвалнаго князя Петра, нареченнаго в иноческом чину Давыда, и супруги его благоверныя и преподобныя и достохвалныя княгини Февронии, нареченныя в иноческом чину Еѵфросинии») — памятник древнерусской агиографической литературы середины XVI века. В отличие от большинства произведений древнерусской литературы, имя автора «Повести о Петре и Февронии» не только известно, но и сохранился уникальный автограф писателя. Его имя – Ермолай, в монашестве Еразм.

Ермолай-Еразм — выдающийся древнерусский  книжник, современник Ивана Грозного. В 40-е гг.XVI в был священником в Пскове, затем служил протопопом дворцового собора Спаса на Бору в Москве. В 60-х гг. принял иночество под именем Еразма. В своих произведениях называл себя «прегрешным». Установившаяся в отечественной историографии конвенция выводит Ермолая под двойным именем Ермолай-Еразм.

Ермолай получил поручение от Московского митрополита Макария написать о муромских святых — Петре и Февронии, которые правили в Муроме и умерли в 1228 году. Произведение было написано после канонизации Петра и Февронии на Московском церковном соборе в 1547 году. «Повесть о Петре и Февронии» резко отличается от житий, написанных в это время и включенных в Великие Минеи Четьи, она выделяется на их фоне. В «Повести о Петре и Февронии» рассказывается история любви между князем и крестьянкой. Сочувствие автора героине, восхищение ее умом и благородством в трудной борьбе против всесильных бояр и вельмож, не желающих примириться с ее крестьянским происхождением, определили поэтическую настроенность произведения в целом. Идеи гуманности, свойственные Ермолаяю-Еразму, нашли наиболее полное и цельное выражение именно в этом произведении. Сюжет «Повести» построен на активных действиях двух противостоящих сторон, и только благодаря личным качествам героини она выходит победителъницей. Ум, благородство и кротость помогают Февронии преодолеть все враждебные действия ее сильных противников. В каждой конфликтной ситуации высокое человеческое достоинство крестьянки противопоставляется низкому и корыстному поведению ее высокородных противников.

Сюжет о Петре и Февронии был очень популярен на Руси и получил дальнейшее развитие как в литературе, так и в иконописи.

Петр и Феврония Муромские с житием. Икона. Русь. 1618 г.
Петр и Феврония Муромские с житием. Икона. Русь. 1618 г.

Повесть о Петре и Февронии является одним из шедевров древнерусской повествовательной литературы, и имя автора ее должно стоять в ряду самых видных писателей русского средневековья. Повесть издавалась неоднократно (в ПЛ, М. О. Скрипилем, в «Изборнике», В. Ф. Ржигой); научное издание памятника осуществлено Р. П. Дмитриевой. Изложение современным языком приводится в конце данной статьи.

10213 - 1

Иллюстрации: Князь муромский Павел. Змей прилетает к жене князя Павла

Транслитерация:
Сей убо в Рустей земли град, нарицаемы Муром, в нем же самодержавствуя благоверный князь, яко поведаху, именем Павел. Искони же ненавидяй добра роду человечю диявол всели неприязненаго змия летящаго к жене князя того [на] блуд. Являшеся и своими мечты, якоже бяше и естеством; и приходящим людем являшеся, якоже князь сам седяше з женою своею. Тем же мечты много времяни придоша.

10215 - 1

Иллюстрации: Жена князя Павла рассказывает мужу о змее

Транслитерация:
Жена же его не таяше, но поведаше князю, мужеви своему, вся приключьшая[ся] ей. Змий же неприязнивы осиле над нею. Князь же мысляше, что змиеви сотворити, но недоумеяшеся. И рече жене си: «Мыслю, жено, но недоумеюся, что сотворити неприязнивому тому? Смерти убо не вем, како нанесу на нь. Аще убо глаголет к тебе какова словеса, да воспроси[ши и с ле]стию и о сем: весть ли неприязнивый духом, от чего ему смерть хощет быти? Аще ли увеси, нам поведаеши, не токмо в нынешнем веце злаго его дыхания и сипения и всяко скаредения, его смрадно есть

10215 - 1

Транслитерация:
глаголати, но и в будущий век нелицемернаго судию Христа милостива себе сотворим». Жена же мужа своего глагол в сердцы си твердо приимши, умысли во уме своем: «Добро тако быти».
Во един же от дний неприязнивому тому змию пришедшу к ней, она же, добру память при сердцы имея, глагол с лестию предлаг[ает] к неприязни той, глаголы многия и ины[я речи], и по сих с почтением воспросив его хваля, рече, яко: «Много веси, и веси ли кончину си, какова будет и от чего?» Он же неприязивый прелестник, и прелщен добрым прелщением от верныя жены, яко непщева, тайну си изрече, к ней глаголя: «Смерть моя есть от Петрова плеча, от Агрикова же меча».

10216 - 1

Иллюстрации: Жена князя Павла рассказывает мужу о том, как будет убит змей

Транслитерация:
Жена же, слышав таковую речь, в сердцы твердо сохраних и по отшествии неприязниваго того поведа князю, мужеви своему, якоже рекл ей змий. Князь же, то слышав, недоумеяшеся, что есть смерть от Петрова плеча и от Агрикова меча?

10216 - 1

Иллюстрации: Князь Петр, готовясь убить змея, приходит к брату и снохе

Транслитерация:
Благоверный же князь Петр, взем меч той, прииде, поведа брату своему. И от того дни искаше подобна времени, да убиет змия. По вся же дни ходя ко брату своему и к снохе своей на покланяние.

10217 - 1

Иллюстрации: Князь Петр беседует с князем Павлом. Князь Петр видит в покое своей снохи змея в образе князя Павла. Князь Петр разговаривает со слугой

Транслитерация:
Слючи же ся ему прийти во храмину к брату своему и в той же час, шед к сносе своей во ину храмину, и виде у нее брата своего седяща. И паки отшед от нея, въстрете от престоящих некоего брату его и рече ему: «Изыдах убо от брата своего к сносе, брат же мой оста во своем храме, мне же, не косневшу никако же, но въскоре пришедшу во храмину к сносе своей. И не свем и чуждуся, како брат мой напреди мене обретеся в храмине у снохи моея?» Той же человек рече ему: «Никакоже, господин, по твоем отшествии не изыде брат твой ис своея храмины» Он же разуме быти пронырству лукаваго змия,

10217 - 1

Иллюстрации: Князь Петр беседует с братом, князем Павлом. Князь Петр убивает змея

Транслитерация:
прииде к брату и рече ему: «Когда убо семо поиде? Аз бо от тебе из сея храмины – нигде же помедлих – приидох к жене твоей во храмину, и видех [тя] с нею седяща, и чюдихся, како напред мене обретеся. Приидох же паки семо, нигде же помед[лив, т]ы как здесь напреди мене прииде от жены свое[я]?» Павел же рече: «Николи же, брате, из сея храма [не исходих], ни у жены своея бех». Петр же рече: «Се есть, брате, проныръство лукаваго змия: да тобою

10218 - 1

Иллюстрации: Князь Петр в болезни

Транслитерация:
сь ми кажет, и хоте его убит, и не дерзнух. Ныне убо, брате, отсюду никакоже исходи, аз же тамо иду к снохе моей братися с лукавым змием, да Божиею помощию убью лукаваго змия».И взем меч, нарицаемый Агриков, и прииде в храмину к сносе своей, [и виде] змия зраком аки брата своего, и твердо уверися, яко несть брат, и удари [его] мечем. Змий же явися в существе, и нача трепетати, бысть мертв, и окропи блаженаго князя Петра кровию своею. Петр же от неприязнивыя крови тоя острупив, и язвы быша, и болезнь тяжка.

10218 - 1

Иллюстрации: Князь Петр в болезни едет в Рязанскую землю

Транслитерация:
Искаше во своем одержании врачев, н ни единого исцеления получи. Слышав же, яко [мнози] суть врачеве в пределех Резанския земли, и повеле себе тамо повести, не бе бо сам мощен на коне сидети от великия болезни. И привезен же бяше в пределы Резанския земли, посла сунклит своих приискати врачев. Един же от предстоящих ему юноша уклонися в весь, нарицающу[ся] Ласково.

10219 - 1

Иллюстрации: Отрок князя Петра подъезжает к дому древолаза. Войдя в дом, отрок видит Февронию за ткацким станом и скачущего перед ней зайца

Транслитерация:
И прииде к некоему ко вратом и не виде никого же. И вниде в дом, и не бе, кто бы его чтил. И вниде во храмину и зря видение чудно: седяше бо едина девица, ткаше красна, пред нею же скача заец. И глаголя девица: «Не лепо есть быти дому без ушию и храму без очию!» Юноша же то не внят во ум глагол тех, рече к девици: «Где есть человек мужеска полу, иже зде живет?» Она же рече: «Отец и мати моя поидоша взаем плакати. Брат же мой иде чрез ноги в нави зрети». Юноша же той не разуме глагол ея, дивляшеся, зря и слыша вещь подобну чудеси, и глагола к девицы: «Внидох к тебе, зря тя делающа, и видех

10219 - 1

Транслитерация:
заец пред тобою скача, и слышу от устну твою глаголы странны, никако и сего не вем, что глаголеши. Перво бо рече: “не лепо есть быти дому без ушию и храму без очию”. Про отца же твоего и матерь рече, яко “идоша взаем плакати”, брата же своего глаголеши “чрез ноги в нави зрети”. И ни единого слова от тебе разумех». Она же глагола ему: «Сего ли не разумееши! Прииде в дом мой си и в храмину мою вниде и видев мя седящу в простоте. Аще бы был в дому наю пес и, чув тя к дому приходяща, было во храмине моей отроча и, видев тя к храмине приходяща, сказала бы ми: се бо есть храму очи. А еже сказах ти про отца и матерь и про брата, яко отец мой и мати моя иде взаем плакати, – пошли бо суть на погребение мертваго и тамо плачут. Егда же по них смерть приидет, и они по них учнут плакати: сей же есть заимованны плач. Про брата же ти глаголах, яко отец мой и брат древолезцы. Брат же мой ныне на таково дело иде, и яко же лести на древо в высоту, чрез ноги в нави зрети, мысля, абы не урватися с высоты. Аще ли кто у-

10220 - 1

Транслитерация:
рвется, сей живота гонзнет. Сего ради рех, яко иде чрез ноги в нави зрети». Глагола ей юноша: «Вижу тя, девице, мудру сущу. Повеж ми имя свое». Она же рече: «Имя мое есть Феврония». Той же юноша рече к ней: «Аз есмь муромского князя Петра, служай ему. Князь же мой имея болезнь тяжку и язвы. Оструплену бо бывшу от крови летящаго змия, егоже есть убил своими руками. И во своем одержании искаше исцеления от многих врачев, и ни от единого получи. Сего ради семо повеле себе привести, яко послыша зде мнози врачеве. Но мы не вемы, камо именуются, ни жилищ их вемы, да того ради вопрошаем от нею». Она же рече: «Аще бы кто требовал князя твоего себе, и могл бы уврачевати». Юноша же рече: «Что убо глаголеши, еже к тому требовати князя моего себе. Аще кто уврачюет и, князь мой даст ему имения много. Но скажи ми врача того, кто есть и камо есть живет?» Она же рече: «Призовеши князя твоего семо. Аще будет мяхкосерд и смирен во ответех, да будет здрав».

10220 - 1

Иллюстрации: Отрок возвращается к князю Петру и рассказывает об обещании Февронии исцелить его

Транслитерация:
Юноша скоро возвратися ко князю своему и поведа ему, еже виде и еже слыша. Благоверный же князь Петр рече: «Да везете мя, где есть девица».

10221 - 1

Иллюстрации: Князя Петра привозят к дому Февронии

Транслитерация:
И привезоша в дом той, в немже бе девица. И посла к ней от отрок своих, глаголя: «Повеждь ми, девице, кто есть хотя мя уврачевати? Да уврачуют мя и возмет имения много». Она же не обинуяся рече: «Аз есмь хотя изврачевати, но имения не требую от него прияти. Имам же от него слово таково: аще бо не имам быти супруга ему, не требе ми есть врачевати его».

10221 - 1

Иллюстрации: Феврония через княжеского отрока сообщает князю Петру условие его исцеления

Транслитерация:
И пришед человек той, и поведа князю своему, якоже рече девица. Князь же Петр, яко небрегий словеси ея, и помысли: «Како князю сущу древоласца дщи пояти себе жену!» И послав к ней, рече: «Рцыте ей, что есть врачевство твое, да уврачует. Аще ли уврачует, поям ю себе жену».

10222 - 1

Иллюстрации: Феврония передает мазь для князя Петра с повелением истопить князю баню. Мазь передают князю Петру

Транслитерация:
Пришедше, реша ей слово то. Она же взем сосуд мал, почерпе киследи своей и дуну на ня, и рече: «Да учредят князю вашему баню, и да помажут по телу своему, идеже суть струпы и язвы. И един струп да оставит не помазан. И будет здрав!» И принесоша к нему таково помазание.

10222 - 1

Иллюстрации: Отрок топит для князя баню. Князь Петр через своего отрока передает Февронии пучок льна с повелением сшить ему одежду и полотенце

Транслитерация:
И повеле учредити баню. Девица же хотя искусити во ответех, аще мудра есть, яко слыша глаголы ея от юноши своего. Посла к ней со единым от слуг едино повесмо лну, рече, яко: «Сия девица хощет ми супруга быти мудрости ради. Аще мудра есть, да в сем лну учинит ми срачицу и порты, и полотенца в ту годину, в ню же в бани пребуду».

10251 - 1

Иллюстрации: Княжеский отрок передает Февронии пучок льна и повеление Петра. Феврония просит отрока залезть на печь, достать полено и отсечь от него щепку

Транслитерация:
Слуга же принесе к ней лну повесмо и княже слово сказа. Она же рече слузе: «Взыди на пещь нашу и, снем з гряд поленце, снеси ми семо». Он же, послушав ея, снесе поленце. Она же, отмерив пядию и рече: «Отсеки се от поленца сего». Он же отсек. Она же глагола: «Возми сий утинок поленца сего, и, шед, даж князю своему от мене, рцы ему: в кий час се повесма аз очешу, а князь твой да приготовит ми в сем утинцы стан, все строение, ким сочтется п[о]лотно его».

10251 - 1

Иллюстрации: Феврония через княжеского отрока передает Петру щепку с просьбой сделать из нее ткацкий стан. Щепку передают князю

Транслитерация:
Слуга же принесе ко князю утинок поленца и речи девичьи сказа. Князь же рече: «Шед, рцы девицы, яко невозможно есть в такове древце в мале и в таку малу годину сицева строения сотворити!» Слуга же, пришедши, сказа ей княжю речь. Девица же отрече князю: «А се ли возможно есть, человеку мужеска возрасту во едином повесме лну в малу годину, в нюже пребудет в бани, сотворити срачицу, и порты, и убрусец?»

10252 - 1

Иллюстрации: Князь Петр в болезни. Лечение князя Петра в бане

Транслитерация:
Слуга же отоиде и сказа князю. Князь же дивляся ответу ея. И по времени князь Петр иде в баню мытися и повелением девицы помазуя язвы и струпы.

10252 - 1

Иллюстрации: Исцелившийся князь Петр. Князь Петр на престоле посылает Февронии подарки, отказываясь взять ее в жены. Посланец передает подарки Февронии

Транслитерация:
Изыде же из бани, ничтоже болезни чуяше. Наутрия же узре и все тела здрава и гладка, разве единого струпа, еже бе не помазан по повелению девичу, и дивляшеся скорому исцелению. Но не восхоте пояти ю себе женою отечества ради и посла к ней дары. Она же не прият.

10253 - 1

Иллюстрации: Князь Петр возвращается в Муром и вновь заболевает

Транслитерация:
Князь же Петр поехав во отчину свою, во град Муром, здравствуя. На нем же бе един струп, еже бе не помазан повелением девичьим. И от того струпа начаши многи струпы расходитися на теле его от перваго дни, в он же поеха во отчину свою. И бысть весь оструплен.

10253 - 1

Иллюстрации: Князь Петр в болезни возвращается к Февронии. Феврония передает для князя мазь. Второе излечение князя Петра

Транслитерация:
И паки возвратися на готовое исцеление к девицы. И якоже приспе в дом ея, она же, не имея гнева, подержав, рече: «Аще будет ми супружник, да будет уврачеван». Он же с твердостию слово даст ей, яко имать пояти жене себе. Сия же паки, яко же и преже, то же врачевание даст ему, се же предписах. Он же въскоре исцеление получи.

10254 - 1

Иллюстрации: Князь Петр возвращается в Муром с Февронией. Свадьба князя Петра и Февронии

Транслитерация:
И поя жену себе. Такою же виною бысть Феврония княгиня. Приидоша во отчину свою, во град Муром, и живяста во всяком благочестии, ничтоже от Божиия заповеди оставляюще.

10254 - 1

Иллюстрации: Погребение князя Павла. Князь Петр слушает жалобы бояр

Транслитерация:
По мале же дни предреченный князь Павел отходит жития своего. Благоверный же князь Петр по брате своем един самодержавец бывает граду своему, княгиня же его Феврония. Бояре же его не любяху [ее] жен своих ради, и яко бысть княгини не отечества ради ея; Богу же прославляющу ю добраго ради жития ея.

10255 - 1

Иллюстрации: Князь Петр слушает наветы на Февронию. Чудо Февронии: превращение хлебных крошек в фимиам

Транслитерация:
Некогдаже бе некто от предстоящих ей прииде ко благоверному князю Петру, наводи на ню, яко: «От коегождо стола своего бес чину исходит: внегда бо востати ей, и взимает в руку свою крохи, яко гладна!» Благоверный же князь Петр, хотя ю искусити, повеле да обедают с ним за единым столом. Яко убо скончавшуся столу, она же, яко обычай имяше, взем от стола в руку своею крохи. Князь же Петр приим за руку и разде,

10255 - 1

Иллюстрации: Бояре просят князя Петра выслать Февронию из Мурома

Транслитерация:
и виде ливан добровонной и фимиян. И от того дни оста ю к тому не искушати.
По мнозем же времени приидоша к нему со яростию бояре его, ркуще: «Хощем, княже, вси праведно служити тебе и самодержавъцем имети тебе, но княгини Февронии не хощем, да господьствует женами нашими. Аще хощеши самодержцем быти, да будет ти иная княгини. Феврония же возмет богатства доволна себе и отоидет, аможе хощет».

10256 - 1

Иллюстрации: На княжеском пиру бояре просят Февронию уйти из Мурома

Транслитерация:
Блаженый же князь Петр, яко ему обычай, ни о чесом ярости имея, со смирением отвеща им, якоже: «Речете, и тогда слышим».
Они же, невежъства, наполнившися бестудия, умыслиша, да учредят пир, и сотвориша. Яко же быша весели, начаша простирати бестудныя своя гласы, аки пси лающе, от[ъ]емлюще у святыя Божий дар, ей еже даде Бог и по смерти неразлучна обещал есть. И глаголаху Февронии: «Весь град и бояре глаголют тебе: даждь егоже

10256 - 1

Транслитерация:
мы просим у тебе». Она же рече: «Да возмета, егоже просита». Они же, едиными усты рекоша: «Мы убо, госпоже, вси князя Петра хощем, да самодержавствует над нами. А тебе жены наши не хотят, яко господьствуеши над ними. Взем богатство доволно себе, отидеши, аможе хощеши!» Она же рече: «Обещахся вам, яко елика аще просита и приимета. Аз же вам глаголю: дадите мне егоже, аще аз воспрошу ваю». Они же, зли, ради бывше, и [не] сведуще будущая его, и глаголаше с клятвою, яко: «Аще просиши, единого непрекословия взмеши». Она же рече: «Ничто ино прошу, токмо супруга моего, князя Петра!» Они же реша: «Яко сам восхощет, ни о том тебе глаголем». Враг бо наполни их мысли, яко: «Аще не будет князь Петр, да поставим себе иного самодержцем». Некии же от бояр во уме своем держаше, яко сам хощет самодержцем быти.

10257 - 1

Иллюстрации: Петр и Феврония на ладьях покидают Муром. Феврония велит мужчине, посмотревшему на нее с вожделением, почерпнуть воды по обеим сторонам корабля и испить

Транслитерация:
Блаженый же князь Петр не возлюби временнаго самодержавъства кроме Божиих заповедей, но по заповедем его шествуя, держася сих заповедей, якоже богогласны Матфей во своем благовестии вещает, рече бо, яко «аще пострижет жену свою, разве словесе прелюбодейнаго, и оженится иною, – прелюбы творит». Сей же блаженый князь по Еуангеллию сотвори, да заповеди Божия не разрушит. Они же злочестивии бояре давше им суды на [ре]це, – бяше бо река под градом, глаголемая

10257 - 1

Транслитерация:
Ока. Они же пловуще по реке в судех. Некто же бе человек у блаженные княгини Февронии в судни, и жена же его в томже судни бысть. Той же человек убо приим помысл лукаваго беса, возрев на святую с помыслом. Она же, разумех злой его помысл и въскоре, обличи и, рече ему: «Почерпи воды из реки сея з сию страну судна сего». Он же почерпе, и повеле ему испити, – он же пив. И рече же паки она: «Почерпи убо воды з другой страны судна сего». Он же почерпе, и повеле ему паки испити, – он же пив. Она же рече: «Равна ли убо си вода есть, ли слаждьши?» Он же рече: «Едина есть, госпожа, вода». Паки же она рече сице: «Едино естество женское есть. Почто убо, свою жену оставя, и чужим мыслиши?» Той же человек уведе, яко в ней есть прозрение дар, бояся к тому таково помышляти.

10258 - 1

Иллюстрации: Феврония утешает Петра. Ладьи пристают к берегу. Повар вбивает в землю колья, чтобы повесить на них котлы. Слуги готовят пищу в котлах.

Транслитерация:
Вечеру же бывшу, начаша ставитися на брезе. Блаженый князь Петр яко помышляти начат: «Како будет, понеже волею самодержъствоа гонзнуся?» И предивная же княгиня Феврония глагола ему: «Не скорби, княже, милостив Бог, творец и промысленик всему, не оставит нас в нищете быти». На бре[зе] же том блаженому князю Петру на вечерю его ядь готовляху. И потом повор его древца малы, на них же котлы висяху.

10258 - 1

Иллюстрации: Чудо Февронии: колья, сделанные из молодых деревьев и воткнутые в землю, превращаются в большие деревья. Слуги грузят в ладьи пожитки

Транслитерация:
По вечери же святая княгини Феврония, ходяще по брегу и видевши древца тыя, благослови, рекши: «Да будут сия наутрия древа велицы, имущи листвие и ветви». И бысть тако. Воставши во утре, обретоша тыя древца велико древие, имуще ветвие и листвие. Яко же хотяху людие им рухло вметати в суды со брега,

10259 - 1

Иллюстрации: Муромцы просят Петра и Февронию возвратиться на княжение

Транслитерация:
приидоша же велможа от града Мурома, рекуще: «Господине княже! От всех велмож и от всего града приидохом к тебе, да не оставиши нас сирых, но возвратишися на свое отечествие. Мнози бо велможи во граде погибоша. А оставши со всем городом молят, глаголюще: Господине княже, аще и прогневах тя и раздражих тя, не хотяще, да княгини Феврония господьствует женами нашими, ныне же, со всеми домы своими, раби ваю есми, и хотим, и любим, да не оставите нас, раб своих!»

10259 - 1

Иллюстрации: Петр и Феврония возвращаются в Муром. Петр и Феврония на княжении в Муроме: неимущим подают милостыню

Транслитерация:
Блаженый же князь Петр и блаженная княгини Феврония возвратишася во град свой. И бяху державъстсвующи во граде том, ходящи во всех заповедех и оправданиих Господних бес порока, в молбах непрестанных и молитвах и милостынях ко всем людем, иже под их властию сущим, аки чадолюбивии отец и мати. ко всем любовь равну имущи; не любяста

10260 - 1

Иллюстрации: Петр и Феврония в Муроме повелевают высечь для себя в камне гроб

Транслитерация:
гордости, ни грабления, ни богатства тленнаго щадяще, но в Бога богатеюще. Беста бо своему граду истиная пастыря, а не яко наемника, град бо свой истиною и кротостию, а не яростию правяще, и странныя приемлюще, алчныя насыщающе, нагия одевающе, бедныя от напасти избавляющи.
Егда же приспе благочестно преставление ею, и умолиша Бога, да во един

10260 - 1

Транслитерация:
час будет преставление ею. И совет сотвориша, да будут положени оба во едином гробе, и повелеша учредити собе во едином камени два гроба, едину токмо преграду имущи межу собою. Сами же во едино время облекошася во мнишеския ризы. И наречен бысть блаженый князь Петр во иноческом чину Давыд, преподобная же Феврония наречена бысть во иноческом

10261 - 1

Иллюстрации:1) Петр и Феврония принимают монашеский постриг2) Феврония вышивает воздух. Петр на смертном одре через посланника сообщает ей о приближении своей смерти

Транслитерация:
чину Еуфросиния.
В то же время преподобная Феврония, нареченная Еуфросиния, во [хр]ам пречистыя соборныя церкви своима рукама шияше воздух, на немже бе лики святых. Преподобный же и блаженный князь Петр, нареченный Давыд, прислав к ней, глаголя: «О, сестро Ефросиния! Хощу уже отити от тела, но жду тобя, да купно отидем». Она же рече: «Пожди, господине, яко дошию воздух во святую церковь».

10261 - 1

Иллюстрации: Петр второй раз отправляет к Февронии посланника сообщить ей о приближении своей смерти

Транслитерация:
Он же вторицею послал к ней, глаголя: «Уже бо мало пожду тебе». И яко же третицею глаголя, прислав к ней: «Уже бо хощу преставитися не жду тебе!» Она же останошное дело воздуха святаго шияше, уже бо единаго святаго риз еще не дошив, лице же нашив, и воткне иглу, и преверте нитию, еюже шияше.

10262 - 1

Иллюстрации: Преставление Петра и Февронии

Транслитерация:
И посла ко блаженному нареченному Давыду о преставлении купнем. И, помолившимся, предаста вкупе святая своя душа в руце Божии месяца июня в 25 день.

10262 - 1

Иллюстрации: Преставление Петра и Февронии

Транслитерация:
По преставлении же ею хотеста людие, яко да положен блаженый князь Петр будет внутри града у соборныя церкви пречистыя Богородица, Феврония же вне града в женьстем монастыри, у церькви Воздвижения честнаго креста, рекуще, яко во мнишеском образе неугодно есть положити святых во едином гробе.

10263 - 1

Иллюстрации: Муромцы полагают тела Петра и Февронии в отдельных гробах

Транслитерация:
Учредиша им гробы особныи и обложиша телеса их в не: святаго Петра, нареченнаго Давыда, тело вложиша во особный гроб и поставиша внутрь града в церкви пречистыя Богородица до утриа, святыя же Февронии тело вложиша вне града у церкви Воздвижения честнаго креста. Общий же гроб, егоже сами повелеша истесати себе во едином камени, о-

10263 - 1

Иллюстрации: Тела Петра и Февронии чудесным образом оказываются в одном гробе

Транслитерация:
ста тощ в том же храме пречистыя соборныя церкви, иже внутрь града.
Наутрия же восташа людие, обретоша гроби их особныя тощи, в няже в них вложистася. Святая же телеса их обретоста внутрь града в соборныя церкви пречистыя Богородица во едином гробе, егоже сами себе повелеша сотворити. Людие неразумнии якоже в животе о них мятущася, тако и по честнем ею преста-

10264 - 1

Иллюстрации: Муромцы во второй раз полагают тела Петра и Февронии в отдельных гробах

Транслитерация:
влени.
Паки положиша в особныи гробы и паки разнесоша.

10264 - 1

Иллюстрации: Тела Петра и Февронии чудесным образом оказываются в одном гробе

Транслитерация:
И паки же обретоша на утри святых во едином гробе. И к тому не смеяху прикоснутися святых их телесем и положиша во едином гробе, в немъже сами повелеста, у соборныя церкви Рожества Пречистыя Богородица внутрь града, еже есть дал Бог на просвещение и на спасение граду тому: иже бо с верою пририщущим к мощем их, неоскудно исцеление приемлют.

10265 - 1

Иллюстрации: Святые Петр и Феврония Муромские

Транслитерация:
Мы же по силе нашей да приложим хваление има.
Радуйся, Петре, яко дана бысть от Бога власть убити иже летящаго свирепа змия! Радуйся, Феврония, яко в женьстей главе святых муж мудрость имела еси! Радуйся, Петре, яко струпы и язвы на теле своем нося, доблествене и скорби претерпел! Радуйся, Феврония, яко от Бога име дар целбы! Духом же предстоита владыце Христу.

10265 - 1

Транслитерация:
Радуйтеся, преподобная и преблаженная, яко и по смерти исцеление с верою к вам приходящим невидимо подаете! Молим вы, о преблаженная супруго, да молитеся о нас, творящих верою память вашу.
Да помянете же и мене грешнаго, списавшаго сие, елико слышах, нев едый, аще ини суть написали, ведуще выше мене. Аще убо грешен есмь и груб, но на Божию благодать и на щедроты его уповаю и на ваше ко Христу моление надеяхся. Трудихся мыслити, хотя вы на земли хвалити, почтити, и у хвалы коснухся. Хотех вам ради вашего смирения самодержъства и преподобства по преставлении вашем венца плести, не уплетения коснухся. Прославлени бо есте и венчани на небесех истинными нетленными венцы от общаго всех владыки Христа, емуже подобает со безначалным его Отцем купно и с пресвятым благим и животворящим Духом всяка слава, честь и поклоняние ныне и присно.

Изложение современным языком

Подготовка текста Р. П. Дмитриевой, перевод А. А. Алексеева и Л. А. Дмитриева

I

Есть в Русской земле город, называемый Муромом, в котором правил, как рассказывают, благоверный князь по имени Павел. Но дьявол, испокон веку ненавидящий благо человеческого рода, послал жене князя на блудное дело злого крылатого змея. Он являлся ей в видениях таким, каким был по своей природе, а посторонним людям казалось, что это сам князь с женою своею сидит. Долго продолжалось такое наваждение. Жена же этого не скрывала и рассказала о всем, что с ней произошло, князю, мужу своему. А злой змей силой овладел ею.

Князь стал думать, как поступить со змеем, но был в недоумении. И говорит жене: «Раздумываю, жена, но не могу придумать, чем одолеть этого злодея? Не знаю — как убить его? Когда станет он говорить с тобой, спроси, обольщая его, вот о чем: ведает ли этот злодей сам — от чего ему смерть должна приключиться? Если узнаешь об этом и нам поведаешь, то освободишься не только в этой жизнь от злосмрадного дыхания и шипения его и всего этого бесстыдства, о чем даже говорить срамно, но и в будущей жизни нелицемерного судью, Христа, тем умилостивишь». Слова мужа своего жена накрепко запечатлела в сердце своем, и решила она: пусть так и будет.

И вот однажды, когда пришел к ней этот злой змей, она, крепко храня в сердце слова мужа, обращается к этому злодею с льстивыми речами, говоря о том и о другом, а под конец с почтением восхваляя его, спрашивает: «Много всего ты знаешь, а знаешь ли про смерть свою — какой она будет и от чего?» Он же, злой обманщик, обманут был простительным обманом верной жены, ибо, пренебрегши тем, что тайну ей открывает, сказал: «Смерть мне суждена от Петрова плеча, от Агрикова меча». Жена же, услыхав эти слова, накрепко запомнила их в сердце своем и, когда этот злодей ушел, поведала князю, мужу своему то, что сказал ей змей. Князь же, услышав это, недоумевал — что значит: смерть от Петрова плеча и от Агрикова меча?

А у князя был родной брат по имени Петр. Как-то Павел позвал его к себе и стал говорить ему о словах змея, которые тот сказал жене его. Князь же Петр, услыхав от брата своего, что змей назвал виновника смерти своей его именем, стал думать, без колебаний и сомнений, как убить змея. Только одно смущало его — не ведал он ничего об Агриковом мече.

Было у Петра в обычае ходить в одиночестве по церквам. А за городом стояла в женском монастыре церковь Воздвижения честного и животворящего креста. Пришел он в нее один помолиться. И вот явился ему отрок, говоря: «Княже! Хочешь, я покажу тебе Агриков меч?» Он же, стремясь исполнить задуманное, ответил: «Да увижу, где он!» Отрок же сказал: «Иди вслед за мной». И показал князю в алтарной стене меж плитами щель, а в ней лежал меч. Тогда благоверный князь Петр взял тот меч, пошел к брату и поведал ему о всем. И с того дня стал искать подходящего случая, чтобы убить змея.

Каждый день Петр ходил к брату своему и к снохе своей, чтобы отдать поклон им. Раз случилось ему прийти в покои к брату своему, и сразу же от него пошел он к снохе своей, в другие покои, и увидел, что брат его у нее сидит. И, пойдя от нее назад, встретил он одного из приближенных брата своего и сказал ему: «Вышел я от брата моего к снохе моей, а брат мой остался в своих покоях, и я, нигде не задерживаясь, быстро пришел в покои к снохе моей и не понимаю и удивляюсь, каким образом брат мой очутился раньше меня в покоях снохи моей?» А тот человек сказал ему: «Господин, никуда после твоего ухода не выходил твой брат из покоев своих!» Тогда Петр уразумел, что это козни лукавого змея. И пришел он к брату и сказал ему: «Когда это ты сюда пришел? Ведь я, когда от тебя из этих покоев ушел и, нигде не задерживаясь, пришел в покои к жене твоей, то увидел тебя сидящим с нею и сильно удивился, как ты пришел раньше меня. И вот снова сюда пришел, нигде не задерживаясь, ты же, не понимаю как, меня опередил и раньше меня здесь оказался?» Павел же ответил: «Никуда я, брат, из покоев этих, после того как ты ушел, не выходил и у жены своей не был». Тогда князь Петр сказал: «Это, брат, козни лукавого змея — тобою мне является, чтобы я не решился убить его, думая, что это ты — мой брат. Сейчас, брат, отсюда никуда не выходи, я же пойду туда биться со змеем, авось, с Божьей помощью убит будет лукавый этот змей».

И, взяв меч, называемый Агриковым, пришел он в покои к снохе своей и увидел змея в образе брата своего, но, твердо уверившись в том, что не брат это его, а коварный змей, ударил его мечом. Змей же, обратившись в свое естественное обличье, затрепетал и умер, и обрызгал он блаженного князя Петра своей кровью. Петр же от зловредной той крови покрылся струпьями, и появились на теле его язвы, и охватила его тяжкая болезнь. И искал он у многих врачей от своего недуга исцеление, но ни у кого не нашел.

II

Прослышал Петр, что в Рязанской земле много врачей, и велел везти себя туда — из-за тяжкой болезни сам он сидеть на коне не мог. И когда привезли его в Рязанскую землю, то послал он всех приближенных своих искать врачей.

Один из княжеских отроков забрел в село, называемое Ласково. Пришел он к воротам одного дома и никого не увидел. И вошел в дом, но никто не вышел ему навстречу. Тогда вошел он в горницу и увидел удивительное зрелище: сидела в одиночестве девушка и ткала холст, а перед нею скакал заяц.

И сказала девушка: «Плохо, когда дом без ушей, а горница без очей!» Юноша же, не поняв этих слов, спросил девушку: «Где хозяин этого дома?» На это она ответила: «Отец и мать мои пошли взаймы плакать, брат же мой пошел сквозь ноги на покойников глядеть».

Юноша же не понимал слов девушки, дивился, видя и слыша подобные чудеса, и спросил у девушки: «Вошел я к тебе и увидел, что ты ткешь, а перед тобой заяц скачет, и услышал я из уст твоих какие-то странные речи и не могу уразуметь, что ты говоришь. Сперва ты сказала: плохо, когда дом без ушей, а горница без очей. Про отца же и мать сказала, что они пошли взаймы плакать, про брата же сказала — “сквозь ноги на покойников смотрит”. И ни единого слова твоего я не понял!»

Она же сказала ему: «И этого-то понять не можешь! Пришел ты в дом этот, и в горницу мою вошел, и застал меня в неприбранном виде. Если бы был в нашем доме пес, то учуял бы, что ты к дому подходишь, и стал бы лаять на тебя: это — уши дома. А если бы был в горнице моей ребенок, то, увидя, что идешь в горницу, сказал бы мне об этом: это есть у горницы очи. А что сказала тебе про отца и мать, и про брата, что отец мой и мать моя пошли взаймы плакать — это пошли они на похороны и там оплакивают покойника. А когда за ними смерть придет, то другие их будут оплакивать: это — плач взаймы. Про брата же тебе так сказала потому, что отец мой и брат — древолазы, в лесу по деревьям мед собирают. И сегодня брат мой пошел бортничать, и когда он полезет вверх на дерево, то будет смотреть сквозь ноги на землю, чтобы не сорваться с высоты. Если кто сорвется, тот с жизнью расстанется. Поэтому я и сказала, что он пошел сквозь ноги на покойников глядеть».

Говорит ей юноша: «Вижу, девушка, что ты мудра. Назови мне имя свое». Она ответила: «Зовут меня Феврония». И тот юноша сказал ей: «Я слуга муромского князя Петра. Князь же мой тяжело болен, в язвах. Покрылся он струпьями от крови злого летучего змея, которого он убил своею рукою. От своей болезни искал он исцеления у многих врачей, но никто не смог вылечить его. Поэтому повелел он сюда себя привезти, так как слыхал, что здесь много врачей. Но мы не знаем ни имени, ни где они живут, поэтому и расспрашиваем о них». На это она ответила: «Если бы кто-нибудь взял твоего князя себе, тот мог бы вылечить его». Юноша же сказал: «Что это ты говоришь — кто может взять моего князя себе! Если кто вылечит его, того князь богато наградит. Но назови мне имя врача того, кто он и где дом его». Она же ответила: «Приведи князя твоего сюда. Если будет он чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров!»

Юноша быстро возвратился к князю своему и подробно рассказал ему о всем, что видел и что слышал. Благоверный же князь Петр повелел: «Везите меня туда, где эта девица». И привезли его в тот дом, где жила девушка. И послал он одного из слуг своих, чтобы тот спросил: «Скажи мне, девица, кто хочет меня вылечить? Пусть вылечит и получит богатую награду». Она же без обиняков ответила: «Я хочу его вылечить, но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово мое: если я не стану супругой ему, то не подобает мне и лечить его». И вернулся человек тот и передал князю своему, что сказала ему девушка.

Князь же Петр с пренебрежением отнесся к словам ее и подумал: «Ну как это можно — князю дочь древолаза взять себе в жены!» И послал к ней, молвив: «Скажите ей — пусть лечит, как умеет. Если вылечит, возьму ее себе в жены». Пришли к ней и передали эти слова. Она же, взяв небольшую плошку, зачерпнула ею квасу, дунула на нее и сказала: «Пусть истопят князю вашему баню, пусть он помажет этим все тело свое, где есть струпья и язвы. А один струп пусть оставит непомазанным. И будет здоров!»

И принесли князю эту мазь; и повелел он истопить баню. Девушку же он захотел испытать в ответах — так ли она мудра, как он слыхал о речах ее от отрока своего. Послал он к ней с одним из своих слуг небольшой пучок льна, говоря так: «Эта девица хочет стать моей супругой ради мудрости своей. Если она так мудра, пусть из этого льна сделает мне сорочку, и одежду, и платок за то время, пока я в бане буду». Слуга принес Февронии пучок льна и, вручив его ей, передал княжеский наказ. Она же сказала слуге: «Влезь на нашу печь и, сняв с грядки поленце, принеси сюда». Он, послушав ее, принес поленце. Тогда она, отмерив пядью, сказала: «Отруби вот это от поленца». Он отрубил. Она говорит ему: «Возьми этот обрубок поленца, пойди и дай своему князю от меня и скажи ему: за то время, пока я очешу этот пучок льна, пусть князь твой смастерит из этого обрубка ткацкий стан и всю остальную снасть, на чем будет ткаться полотно для него». Слуга принес к своему князю обрубок поленца и передал слова девушки. Князь же говорит: «Пойди скажи девушке, что невозможно из такой маленькой чурочки за такое малое время смастерить то, чего она просит!» Слуга пришел и передал ей слова князя. Девушка же на это ответила: «А это разве возможно — взрослому мужчине из одного пучка льна, за то малое время, пока он будет в бане мыться, сделать сорочку, и платье, и платок?» Слуга ушел и передал эти слова князю. Князь же подивился ответу ее.

Потом князь Петр пошел в баню мыться и, как наказывала девушка, мазью помазал язвы и струпы свои. А один струп оставил непомазанным, как девушка велела. И когда вышел из бани, то уже не чувствовал никакой болезни. Наутро же глядит — все тело его здорово и чисто, только один струп остался, который он не помазал, как наказывала девушка, и дивился он столь быстрому исцелению. Но не захотел он взять ее в жены из-за происхождения ее, а послал ей дары. Она же не приняла.

Князь Петр поехал в вотчину свою, город Муром, выздоровевшим. Лишь оставался на нем один струп, который был не помазан по повелению девушки. И от того струпа пошли новые струпья по всему телу с того дня, как поехал он в вотчину свою. И снова покрылся он весь струпьями и язвами, как и в первый раз.

И опять возвратился князь на испытанное лечение к девушке. И когда пришел к дому ее, то со стыдом послал к ней, прося исцеления. Она же, нимало не гневаясь, сказала: «Если станет мне супругом, то исцелится». Он же твердое слово дал ей, что возьмет ее в жены. И она снова, как и прежде, то же самое лечение определила ему, о каком я уже писал раньше. Он же, быстро исцелившись, взял ее себе в жены. Таким-то вот образом стала Феврония княгиней.

И прибыли они в вотчину свою, город Муром, и начали жить благочестиво, ни в чем не преступая Божиих заповедей.

 III

По прошествии недолгого времени князь Павел скончался. Благоверный же князь Петр после брата своего стал самодержцем в городе своем.

 Бояре, по наущению жен своих, не любили княгиню Февронию, потому что стала она княгиней не по происхождению своему; Бог же прославил ее ради доброго ее жития.

Однажды кто-то из прислуживающих ей пришел к благоверному князю Петру и наговорил на нее: «Каждый раз, — говорил он, — окончив трапезу, не по чину из-за стола выходит: перед тем, как встать, собирает в руку крошки, будто голодная!» И вот благоверный князь Петр, желая ее испытать, повелел, чтобы она пообедала с ним за одним столом. И когда кончился обед, она, по обычаю своему, собрала крошки в руку свою. Тогда князь Петр взял Февронию за руку и, разжав ее, увидел ладан благоухающий и фимиам. И с того дня он ее больше никогда не испытывал.

Минуло немалое время, и вот однажды пришли к князю бояре его во гневе и говорят: «Княже, готовы мы все верно служить тебе и тебя самодержцем иметь, но не хотим, чтобы княгиня Феврония повелевала женами нашими. Если хочешь оставаться самодержцем, путь будет у тебя другая княгиня. Феврония же, взяв богатства, сколько пожелает, пусть уходит, куда захочет!» Блаженный же Петр, в обычае которого было ни на что не гневаться, с кротостью ответил: «Скажите об этом Февронии, послушаем, что она скажет».

Неистовые же бояре, потеряв стыд, задумали устроить пир. Стали пировать, и вот, когда опьянели, начали вести свои бесстыдные речи, словно псы лающие, лишая святую Божьего дара, который Бог обещал ей сохранить и после смерти. И говорят они: «Госпожа княгиня Феврония! Весь город и бояре просят у тебя: дай нам, кого мы у тебя попросим!» Она же в ответ: «Возьмите, кого просите!» Они же, как едиными устами, промолвили: «Мы, госпожа, все хотим, чтобы князь Петр властвовал над нами, а жены наши не хотят, чтобы ты господствовала над ними. Взяв сколько тебе нужно богатств, уходи, куда пожелаешь!» Тогда она сказала: «Обещала я вам, что чего ни попросите — получите. Теперь я вам говорю: обещайте мне дать, кого я попрошу у вас». Они же, злодеи, обрадовались, не зная, что их ждет, и поклялись: «Что ни назовешь, то сразу беспрекословно получишь». Тогда она говорит: «Ничего иного не прошу, только супруга моего, князя Петра!» Они же ответили: «Если сам захочет, ни слова тебе не скажем». Враг помутил их разум — каждый подумал, что если не будет князя Петра, то поставят другого самодержца: а ведь в душе каждый из бояр надеялся самодержцем стать.

Блаженный же князь Петр не захотел нарушить Божиих заповедей ради царствования в жизни этой, он по Божьим заповедям жил, соблюдая их, как богогласный Матфей в своем Благовествовании вещает. Ведь сказано, что, если кто прогонит жену свою, не обвиненную в прелюбодеянии, и женится на другой, тот сам прелюбодействует. Сей же блаженный князь по Евангелию поступил: достояние свое к навозу приравнял, чтобы заповеди Божьей не нарушить.

Злочестивые же бояре эти приготовили для них суда на реке — под этим городом протекает река, называемая Окой. И вот поплыли они по реке в судах. В одном судне с Февронией плыл некий человек, жена которого была на этом же судне. И человек этот, искушаемый лукавым бесом, посмотрел на святую с вожделением. Она же, сразу угадав его дурные мысли, обличила его, сказав ему: «Зачерпни воды из реки сей с этой стороны судна сего». Он почерпнул. И повелела ему испить. Он выпил. Тогда сказала она снова: «Теперь зачерпни воды с другой стороны судна сего». Он почерпнул. И повелела ему снова испить. Он выпил. Тогда она спросила: «Одинакова вода или одна слаще другой?» Он же ответил: «Одинаковая, госпожа, вода». После этого она промолвила: «Так и естество женское одинаково. Почему же ты, забыв о своей жене, о чужой помышляешь?» И человек этот, поняв, что она обладает даром прозорливости, не посмел больше предаваться таким мыслям.

Когда приспел вечер, пристали они к берегу и начали устраиваться на ночлег. Блаженный же князь Петр задумался: «Что теперь будет, коль скоро я по своей воле от княженья отказался?» Предивная же Феврония говорит ему: «Не скорби, княже, милостивый Бог, творец и заступник всех, не оставит нас в беде!»

На берегу тем временем на ужин князю Петру готовили еду. И повар его воткнул маленькие колья, чтобы повесить на них котлы. А когда закончился ужин, святая княгиня Феврония, ходившая по берегу и увидевшая обрубки эти, благословила их, сказав: «Да будут они утром большими деревьями с ветвями и листвой». Так и было: встали утром и нашли вместо обрубков большие деревья с ветвями и листвой.

 И вот, когда люди собрались грузить с берега на суда пожитки, то пришли вельможи из города Мурома, говоря: «Господин наш князь! От всех вельмож и от жителей всего города пришли мы к тебе, не оставь нас, сирот твоих, вернись на свое княжение. Ведь много вельмож погибло в городе от меча. Каждый из них хотел властвовать, и в распре друг друга перебили. И все уцелевшие вместе со всем народом молят тебя: господин наш князь, хотя и прогневали и обидели мы тебя тем, что не захотели, чтобы княгиня Феврония повелевала женами нашими, но теперь, со всеми домочадцами своими, мы рабы ваши и хотим, чтобы были вы, и любим вас, и молим, чтобы не оставили вы нас, рабов своих!»

 Блаженный князь Петр и блаженная княгиня Феврония возвратились в город свой. И правили они в городе том, соблюдая все заповеди и наставления Господние безупречно, молясь беспрестанно и милостыню творя всем людям, находившимся под их властью, как чадолюбивые отец и мать. Ко всем питали они равную любовь, не любили жестокости и стяжательства, не жалели тленного богатства, но богатели Божьим богатством. И были они для своего города истинными пастырями, а не как наемники. А городом своим управляли со справедливостью и кротостью, а не с яростью. Странников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавляли.

 IV

Когда приспело время благочестивого преставления их, умолили они Бога, чтобы в одно время умереть им. И завещали, чтобы их обоих положили в одну гробницу, и велели сделать из одного камня два гроба, имеющих меж собою тонкую перегородку. В одно время приняли они монашество и облачились в иноческие одежды. И назван был в иноческом чину блаженный князь Петр Давыдом, а преподобная Феврония в иноческом чину была названа Ефросинией.

В то время, когда преподобная и блаженная Феврония, нареченная Ефросинией, вышивала лики святых на воздухе для соборного храма пречистой Богородицы, преподобный и блаженный князь Петр, нареченный Давыдом, послал к ней сказать: «О сестра Ефросиния! Пришло время кончины, но жду тебя, чтобы вместе отойти к Богу». Она же ответила: «Подожди, господин, пока дошью воздух во святую церковь». Он во второй раз послал сказать: «Не долго могу ждать тебя». И в третий раз прислал сказать: «Уже умираю и не могу больше ждать!» Она же в это время заканчивала вышивание того святого воздуха: только у одного святого мантию еще не докончила, лицо уже вышила; и остановилась, и воткнула иглу свою в воздух, и замотала вокруг нее нитку, которой вышивала. И послала сказать блаженному Петру, нареченному Давыдом, что умирает вместе с ним. И, помолившись, отдали они оба святые свои души в руки Божий в двадцать пятый день месяца июня.

После преставления их решили люди тело блаженного князя Петра похоронить в городе, у соборной церкви пречистой Богородицы, Февронию же похоронить в загородном женском монастыре, у церкви Воздвижения честного и животворящего креста, говоря, что, так как они стали иноками, нельзя положить их в один гроб. И сделали им отдельные гробы, в которые положили тела их: тело святого Петра, нареченного Давыдом, положили в его гроб и поставили до утра в городской церкви святой Богородицы, а тело святой Февронии, нареченной Ефросинией, положили в ее гроб и поставили в загородной церкви Воздвижения честного и животворящего креста. Общий же их гроб, который они сами повелели высечь себе из одного камня, остался пустым в том же городском соборном храме пречистой Богородицы. Но на другой день утром люди увидели, что отдельные гробы, в которые они их положили, пусты, а святые тела их нашли в городской соборной церкви пречистой Богородицы в общем их гробе, который они велели сделать для себя еще при жизни. Неразумные же люди как при жизни, так и после честного преставления Петра и Февронии, пытались разлучить их: опять переложили их в отдельные гробы и снова разъединили. И снова утром оказались святые в едином гробе. И после этого уже не смели трогать их святые тела и погребли их возле городской соборной церкви Рожеества Пречистой Богородицы, как повелели они сами — в едином гробе, который Бог даровал на просвещение и на спасение города того: припадающие с верой к раке с мощами их щедро обретают исцеление.

Мы же по силе нашей да воздадим похвалу им.

Радуйся, Петр, ибо дана тебе была от Бога сила убить летающего свирепого змея! Радуйся, Феврония, ибо в женской голове твоей мудрость святых мужей заключалась! Радуйся, Петр, ибо, струпья и язвы нося на теле своем, мужественно все мучения претерпел! Радуйся, Феврония, ибо уже в девичестве владела данным тебе от Бога даром исцелять недуги! Радуйся, прославленный Петр, ибо, ради заповеди Божьей не оставлять супруги своей, добровольно отрекся от власти! Радуйся, дивная Феврония, ибо по твоему благословению за одну ночь маленькие деревца выросли большими и покрытыми ветвями и листьями! Радуйтесь, честные предводители, ибо в княжении своем со смирением, в молитвах, творя милостыню, не возносясь прожили; за это и Христос осенил вас своей благодатью, так что и после смерти тела ваши неразлучно в одной гробнице лежат, а духом предстоите вы перед владыкой Христом! Радуйтесь, преподобные и преблаженные, ибо и после смерти незримо исцеляете тех, кто с верой к вам приходит!

Мы же молим вас, о преблаженные супруги, да помолитесь и о нас, с верою чтущих вашу память!

Помяните же и меня, прегрешного, написавшего все то, что я слышал о вас, не ведая — писали о вас другие, сведущие более меня, или нет. Хотя и грешен я, и невежда, но на Божию благодать и на щедроты его уповая и на ваши молитвы к Христу надеясь, работал я над трудом своим. Желая вам на земле хвалу воздать, настоящей хвалы еще и не коснулся. Хотел вам ради вашего кроткого правления и праведной жизни сплести венки похвальные после преставления вашего, но по-настоящему еще и не коснулся этого. Ибо прославлены и увенчаны вы на небесах истинными нетленными венками общим владыкой всех Христом, которому подобает вместе с безначальным его Отцом и с пресвятым, благим и животворящим Духом вся слава, честь и поклонение ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.

 

 

 

Рукопись 1550 -1560-х гг. (РНБ, Соловецкое собр., № 287/307).

Читайте также

mitropolit-kornilij3

Митрополит Корнилий: Староверы – русские из русских. Пора их на Родину возвращать

Спецкор «Комсомолки» Дмитрий Стешин расспросил предстоятеля Русской Православной старообрядческой Церкви, зачем он встречался с Путиным, ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *