Главная » Анонсы » Староверы Сибири на фронте и в тылу
староверы сибири

Староверы Сибири на фронте и в тылу

5 (100%) 4 votes

Последователи старой веры до конца XIX века жестоко преследовались властями на всей территории России. Послабление для староверов сделали лишь в 1905 году после принятия Указа императора Николая II “Об укреплении начал веротерпимости”. А Поместный собор РПЦ России отменил анафемы (отлучение от церкви – В.К.) на старообрядцев лишь в 1971 году.

Целых три столетия приверженцы старой веры, расселившиеся в глухих местах Сибири, а также в восточных окраинах державы вплоть до Якутска сохраняли свою культуру и самобытность. В лихую для своего Отечества годину староверы в первых рядах геройски бились с иноземными захватчиками, забыв при этом про гонения от светской и духовной власти страны. Это были достойные и добропорядочные сыны многострадальной России.

Семья Кузьминых из Борков сполна испытала, почём фунт лиха для приверженцев старой веры. Но немилости судьбы их не сломили. Глава семейства, Семён Кириллович, родом из Белоруссии, из Витебской губернии. Родился 14 сентября 1872 года в многодетной семье. Семья не имела своего пахотного клина, а в деревне это главный капитал. Беднота безземельная с клеймом старовера обязана была платить двойной подушный налог государству.

Сёма рос крепким и сильным мальчиком. Весь в родного отца. В обиду себя не давал. Когда подрос, родители отдали его в услужение хуторскому богачу. Неграмотный, но башковитый хлопец, как отзывались о нём в те времена хуторские мужики, выделялся среди сверстников своей недюжинной силой. Статный красавец, Семён, конечно, обратил на себя внимание дочки хозяина. Евдокия Федуловна вспоминала, как зарождалась их любовь, как они берегли её многие годы. Но тогда о свадьбе думать было бесполезно. Родители невесты никогда бы по доброй воле не отдали свою дочь за безземельного, нищего жениха, они уже подыскали ей богатого хуторского вдовца. Тогда молодые наперекор злодейке-судьбе просто сбежали в поисках своего счастья. Нужно отметить, что жених был на 12 лет старше своей возлюбленной.

Семён и Евдокия Кузьмины
Семён и Евдокия Кузьмины

В ту пору в царской России – в начале 1906 г. – началась столыпинская аграрная реформа. Безземельным крестьянам были обещаны наделы в Сибири и в восточной части России. В Минске, в переселенческом управлении, Семён и Евдокия Кузьмины оформили удостоверения переселенцев, и получив проездные документы, махнули в Сибирь.

Прибыв в Тюмень, Кузьмины получили распределение в Тюменский уезд, в деревню Травное, что находилась напротив села Покровское по Тобольскому тракту. Получив полагающиеся правительством подъёмные деньги, построили хороший дом. Кондовый пятистенок из прочной древесины был на зависть всем соседям. Семён Кузьмин цену деньгам знал с детства и, унаследовав от родителей хозяйскую жилку, во всём старался достичь совершенства. Все хозяйственные постройки были сделаны на отличку от деревенских. Даже коровы, лошадь и мелкий домашний скот были закуплены в Тюмени через переселенческое управление. Не умеющие писать и читать, Семён и Евдокия выстроили образцово-показательное по тем годам крестьянское хозяйство. Евдокия в Сибирь приехала не с пустыми руками. Кроме походного узелка с едой прихватила швейную машинку и три добротных зимних шубы. Вот и всё приданое.

На малоприспособленных для сельского хозяйства лугово-болотистых почвах, эти люди создали крепкое подворье. Кузьмины завели даже небольшую пасеку. В Травное переселенческое начальство Тюмени не единожды привозило делегации показывать передовой опыт Кузьминых другим соискателям земельных паёв из центра России.

Здесь, в сибирской глухомани, в комарином “раю”, у четы староверов родились дети: Ефим, Исай, Агриппина, Александра, Елена. Был ещё один сын, но он умер от укуса змеи, которая заползла прямо в зыбку.

Семён Кузьмин с сыновьями Ефимом, Исой и невесткой Анной
Семён Кузьмин с сыновьями Ефимом, Исой и невесткой Анной

Набожные родители детей своих воспитывали в строгости и послушании. Труд в домашнем хозяйстве и молитва были основой воспитания. В доме ничего не делалось без согласия хозяина. Всюду – в труде, за столом и в молитве – требовалось его благословление и напутствие. Иконы молодые привезли с исторической родины – из Витебской губернии. Семён Кириллович был заботливым и справедливым отцом. Весь распорядок семейной жизни он выстраивал по жизненному опыту своих родителей и дедов.

После революции 1917 года Кузьмины перебрались в деревню Мехрякову, что находилась тогда между нынешним селом Борки и деревней Щербак, рядом с речкой Айгой на Тобольском тракте. Свой дом и домашний скот с прежнего места Кузьмины тоже перевезли. Обустроились, и жизнь стала вновь налаживаться. Появились на свет и другие дети: сын Василий, дочь Марина. Семён Кириллович, помимо ведения хозяйства, пристрастился к ловле рыбы на озере Айгинском. Это дополнительная еда для семьи, а излишки продать можно: опять же копейка в дом.

После образования в 1930 году колхоза имени Ворошилова в д. Мехряковой жизнь простых граждан круто изменилась. Партия большевиков взяла курс на создания коллективных хозяйств. Всё нажитое семьёй и личным трудом добро – скот, зерно, сельхозинвентарь – необходимо было передать в колхоз. Кто сопротивлялся, того объявляли кулаком и врагом Советской власти.

Семён Кузьмин всё добровольно отдал в колхоз, тем и спас семью от высылки, голодомора и “идейной перековки” в таёжной глухомани. Кузьмины в первый же год вступили в колхоз, при этом вырабатывали всегда наибольшее количество трудодней. Зная, что на трудодни, или “палочки”, как их называли в народе, почти ничего в конце года не получишь, Кузьмины не роптали, а усердно трудились и выполняли сменные задания. Семью кормило в основном домашнее хозяйство, обложенное государством налогами и различными поборами. В городе у рабочих жизнь была чуть легче, но крестьянину без паспорта там делать было нечего.

Семья староверов Кузьминых в деревне была образцом истинных русских хлеборобов, умелых тружеников и рачительных хозяев. Семён и Евдокия до конца своих дней не отреклись от веры в Бога, и детей своих вырастили в вере Бога и в любви к земле.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. В этот день весть о нападении фашистской Германии на Советский Союз докатилась и до Мехряковой. В колхозе им. Ворошилова собрался стихийный митинг. Председатель колхоза Ефим Семёнович Кузьмин выступил с короткой речью перед деревенскими жителями и отметил, что всем колхозникам нужно продолжать ударно трудиться, а мужчинам отправляться на фронт. А затем, обращаясь к своему отцу, заявил: “Отец, я ухожу, а ты меня замени”. Семёну Кузьмину шёл 69-й год, но он принял руководство колхозом вместо старшего сына. Неграмотный, не умеющий писать и читать, едва осиливший счёт, да на такую ответственную должность согласился. В те времена, когда здоровых мужиков позабирали на войну, реквизировали на нужды фронта зерно и лошадей, и молодые-то председатели не справлялись. В колхозах работали бабы да старики с детьми.

А ведь справился Семён Кириллович с колхозными делами и всю войну, от звонка до звонка, проробил, как говорили деревенские люди. И не просто руководил, а вывел колхоз в число лучших хозяйств области.

23 февраля 1942 года газета “Красное знамя” в заметке “Все силы для фронта” цитирует Семёна Кузьмина: “По возрасту я старик. Мне 70 лет. Но в эти дни, когда вся наша страна ведёт героическую борьбу с озверелыми бандами фашистских захватчиков, я чувствую себя молодым и работаю, не покладая рук. Я вырастил себе надёжную смену – трёх сыновей. Сейчас все они с оружием в руках, не щадя своей жизни, защищают нашу любимую социалистическую Родину. Я выполнил просьбу сына и волю общего собрания колхозников – работаю председателем. Провожая своих сыновей на фронт, мы не проливали слёз, не беспокоились за себя. Мы знали – справимся с любой работой. Провожая, мы дали своим сынам такой наказ: “Идите, уничтожайте гадов. Бейте их без пощады ночью и днём. Не давайте ни прохода, ни проезда, истребляйте всех до единого и возвращайтесь с победой”.

Колхоз имел на то время 92 гектара посевов пшеницы, ржи – 67 га, овса – 71 га и 20 га картофеля. На пяти животноводческих фермах трудились известные на всю округу доярки, телятницы. Несмотря на то, что маленькая деревня выставила на защиту Родины более четырёх десятков лучших своих сыновей, колхоз продолжал ударными темпами наращивать сельскохозяйственное производство.

Далее в своём выступлении в газете “Красное знамя” председатель заявляет: “Работа у нас в колхозе идёт хорошо, по-фронтовому. Ушедших заменили старики, женщины и подростки. У нас работают все. И как работают! Смотришь, и сердце радуется. Люди выполняют любое задание ночью и днём, в пургу и морозы, в любую погоду. “Для фронта стараемся”, – говорят они”.

Дела в колхозе шли, действительно, хорошо. Осенью 1941 года колхозники без потерь убрали урожай. Ржи и овса намолотили в среднем по 17 центнеров с гектара. Очень хороший урожай по тем годам. Колхоз им. Ворошилова Борковского сельсовета сверх плана продал государству 3000 пудов хлеба. Отличились и животноводы местной фермы. Удой молока на ферме составил свыше 2000 литров на фуражную корову.

Колхоз отправил для бойцов Красной Армии сотни тёплых вещей и подарков. В освобождённые от немецких захватчиков земли, где восстанавливались местные колхозы, грузили небольшое количество посевного материала и скот. Эта инициатива получила одобрение Тюменского райкома ВКП (б), и почин мехряковских колхозников был распространён на всю Омскую область.

13 декабря 1942 года газета “Известия” сообщила, что Указом Президиума Верховного Совета СССР председатель колхоза им. Ворошилова Тюменского района С.К.Кузьмин “за выдающиеся успехи в сельском хозяйстве, в особенности за освоение новых земель, расширение посевных площадей и повышение урожайности сельскохозяйственных культур награждён орденом Трудового Красного Знамени”.

Семён Кириллович всю свою созидательную энергию отдавал родному колхозу. Пока шла Великая Отечественная война, он руководил хозяйством. Крестьянин от Бога и способный организатор сельскохозяйственного производства, он пользовался у колхозников непререкаемым авторитетом. Обладая феноменальной памятью, в голове держал всю бухгалтерию колхоза. Его дочь, учительница младших классов Борковской, а затем Мехряковской школы Александра Семёновна Косогова научила отца особым крючкам и палочкам, чтобы он смог написать свою фамилию в колхозных документах. Семён Кириллович мог отчитаться за каждый колхозный фонд перед советскими и партийными органами района и области. Он мог часами без бумажки детально и обстоятельно рассказывать о любой отрасли колхозного производства. Работал без выходных и того же требовал от колхозников. Не давал поблажки даже своей супруге, Евдокии Федуловне.

Когда война закончилась, с фронта живым вернулся только старший сын Ефим, Семён Кириллович передал ему руководство колхозом, а сам продолжал руководил бригадой рыбаков на озере Айгинском. Сын Ефим за ратные подвиги на войне был отмечен орденами Отечественной войны и Красной Звезды. На поле брани остался Исай Кузьмин, кавалер ордена Красной Звезды. Он похоронен 3 февраля 1945 г. под Кёнигсбергом. В Мурманской области в братской могиле покоятся останки третьего сына, Василия, погибшего 28 марта 1943 года.

Семён Кириллович с внуком Володей, невесткой Анной и женой Евдокией.1940г
Семён Кириллович с внуком Володей, невесткой Анной и женой Евдокией.1940г

Семён Кириллович и Евдокия Федуловна выучили, выдали замуж дочерей. Старшая Агриппина Семёновна, много лет проработала ветеринаром, дояркой в колхозах, награждена медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”, “Ветеран труда” и медалью “Материнство” 1 и 2 степеней. Александра Семёновна после окончания педучилища и пединститута работала в школах Тюменской области, она “Заслуженная учительница РСФСР”, награждена медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”. Елена Семёновна до выхода на пенсию работала дояркой в колхозах. Также награждена медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”, “Ветеран труда”. Младшая, Марина Семёновна, после окончания педучилища и пединститута учительствовала в школах Тюменской области. Награждена медалями “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.” и “Ветеран труда”.+

В 1955 году Кузьмины переехали в Борки. Купили здесь дом на высоком берегу Туры и жили до глубокой старости. Семён Кириллович скончался 30 января 1962 года, а 29 августа 1970-го ушла в мир иной Евдокия Федуловна. Теперь нет в живых и всех их детей. Но память о них будет долго жить в сердцах родных и близких, всех тех, кто их помнил. Староверы Сибири, неутомимые труженики в тылу и на фронте, бескорыстно любившие свою Россию и русский народ, они были истинными патриотами своей страны.

От автора: благодарю за помощь в подготовке материала внучку Семёна Кузьмина Галину Михайловну Обухову.

Фото из семейного архива Г.Обуховой.

Владимир КАЛИНИНСКИЙ

Материал по теме:

Старообрядцы в Тюмени. Архиерейское богослужение владыки Силуяна

Тюмень, Окунево, старообрядцы в Сибири, РПСЦ, епископ Силуян, Омск, староверы, приход, церковь, освящение, старообрядцыТюмень, Окунево, старообрядцы в Сибири, РПСЦ, епископ Силуян, Омск, староверы, приход, церковь, освящение, старообрядцы

Читайте также

Заволоко

И. Н. Заволоко. Богу и людям служил…

5 (100%) 3 votes 17 декабря 2017 года исполняется 120 лет со дня рождения Ивана ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *